[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Вооружение стран США, СССР, Японии, Германии, Англии. » СССР » Наземная техника СССР.
Наземная техника СССР.
Денис-STALKER Дата: Суббота, 24.04.2010, 17:04 | Сообщение # 1
Охотник Мастер!
Группа: Администраторы
Сообщений: 642
Награды: 10
Репутация: 557
Статус: Offline

За создание сайта За хорошию репутации За 50 постов За 100 Постов За 200 Постов
Здесь оставляем картинки и описание о наземной технике СССР времён второй мировой войны.

Наша раша, держава наша, страна наша, наша раша!!!

 
Денис-STALKER Дата: Четверг, 20.05.2010, 17:23 | Сообщение # 2
Охотник Мастер!
Группа: Администраторы
Сообщений: 642
Награды: 10
Репутация: 557
Статус: Offline

За создание сайта За хорошию репутации За 50 постов За 100 Постов За 200 Постов
КВ-2

КВ-2 в Центральном музее Вооружённых Сил

КВ-2 — советский тяжёлый танк начального периода Великой Отечественной войны. Аббревиатура КВ означает «Клим Ворошилов» — официальное название серийных советских тяжёлых танков выпуска 1940—1943 гг. в честь героя Гражданской войны в России, военного и политического деятеля Ворошилова Климента Ефремовича. Индекс 2 означает вторую модель в семействе танков КВ.

Эта боевая машина была разработана конструкторским бюро Ленинградского Кировского завода (ЛКЗ) в январе 1940 года в связи с острой необходимостью Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) в хорошо защищённом танке с мощным вооружением для борьбы с фортификациями линии Маннергейма во время советско-финской войны 1939—1940 гг. Месяц спустя КВ-2 был официально принят на вооружение РККА и серийно выпускался на ЛКЗ до октября 1941 года включительно. Причиной снятия с производства послужили сразу несколько факторов: материалоёмкость и низкая надёжность танка, временное отсутствие надобности РККА в такого рода машинах, эвакуация ЛКЗ и общее прекращение выпуска танков в Ленинграде после замыкания блокадного кольца. Всего ЛКЗ построил 334 танка КВ-2, которые активно применялись в боевых действиях 1941 года и тогда же были практически все потеряны. До настоящего времени сохранился только один КВ-2, экспонирующийся в Центральном музее Вооружённых Сил в Москве.

Описание конструкции

Серийный КВ-2 отличался от КВ-1 только вооружением и башней бо́льших размеров, которая устанавливалась на всё тот же погон диаметром 1535 мм. Опытные и предсерийные «КВ с большой башней» (иногда называемые КВ-2 обр. 1939 г.) имели другую конструкцию башни по сравнению с поздними серийными КВ-2, а также различались в ряде других деталей (например, первые экземпляры «КВ с большой башней» не имели курсового пулемёта). Повышенная масса КВ-2 приводила к перегрузке недостаточно мощного двигателя и частым выходам из строя по той же причине ненадёжных самих по себе узлов и агрегатов трансмиссии. Танк был выполнен по классической компоновке: его бронекорпус от носа к корме последовательно делился на отделение управления, боевое отделение и моторно-трансмиссионное отделение. Механик-водитель и стрелок-радист размещались в отделении управления, четыре других члена экипажа имели рабочие места в боевом отделении, которое объединяло среднюю часть бронекорпуса и башню. Там же располагались орудие, боезапас к нему и часть топливных баков. Двигатель и трансмиссия были установлены в корме машины.

Броневой корпус и башня

Броневой корпус танка сваривался из катаных броневых плит толщиной 75, 40, 30 и 20 мм. Броневая защита равнопрочная (бронеплиты с толщиной, отличной от 75 мм, использовались только для горизонтального бронирования машины), противоснарядная. Броневые плиты лобовой части машины устанавливались под рациональными углами наклона. Башня серийных КВ-2 выпускалась в двух вариантах: первоначальная установка МТ-1 и более поздняя «пониженная» башня меньшей массы. Внешне эти два типа башен легко различимы по их лобовой оконечности: установка МТ-1 имеет наклонные скуловые бронеплиты, а «пониженный» вариант — вертикальные. Оба варианта башен сваривались из катаных бронеплит, их толщина брони равнялась 75 мм. «Пониженная» модификация башни рядом со своей кормовой дверцей имела шаровую установку пулемёта ДТ. Башня устанавливалась на погон диаметром 1535 мм в броневой крыше боевого отделения и фиксировалась захватами во избежание сваливания при сильном крене или опрокидывании танка. Угломерный круг башни размечался в тысячных для стрельбы с закрытых позиций.

Механик-водитель располагался по центру в передней части бронекорпуса танка, слева от него находилось рабочее место стрелка-радиста. Четыре члена экипажа располагались в башне: слева от орудия были места наводчика и заряжающего, а справа — командира танка и помощника заряжающего. Посадка и выход экипажа производились через кормовую дверцу башни и два круглых люка: один в башне на месте командира и один в корпусе на месте стрелка-радиста. Корпус также имел днищевой люк для аварийного покидания экипажем танка и ряд люков, лючков и технологических отверстий для погрузки боекомплекта, доступа к горловинам топливных баков, другим узлам и агрегатам машины.

КВ-2, подбитый близ г. Остров в июле 1941 года. Отчётливо видны следы попадания малокалиберных снарядов

Вооружение

На танке КВ-2 устанавливалась гаубица М-10Т калибра 152,4 мм, танковый вариант полевой гаубицы образца 1938 года (М-10). Гаубица М-10Т монтировалась на цапфах в башне и была полностью уравновешена, однако башня с орудием М-10Т уравновешенной не являлась: её центр масс не располагался на геометрической оси вращения. Как результат, штатный электромотор привода поворота башни даже при небольшом крене машины не справлялся со своей задачей. Гаубица М-10Т имела вертикальные углы наводки от −3 до +18°, при фиксированном положении башни она могла наводиться в небольшом секторе горизонтальной наводки (т. н. «ювелирная» наводка). Выстрел производился посредством ручного механического спуска.

Боекомплект орудия составлял 36 выстрелов раздельного заряжания. Выстрелы (снаряды и метательные заряды в гильзах) укладывались в башне и вдоль обоих бортов боевого отделения. По сравнению с широким ассортиментом боеприпасов 152-мм гаубицы М-10 штатный боекомплект КВ-2 был ограничен только одним видом боеприпасов:
осколочно-фугасная стальная гаубичная граната ОФ-530 массой 40 кг (масса взрывчатого вещества — тротил или аммотол — от 5,47 до 6,86 кг) и специальным зарядом, получаемым из штатного заряда Ж-536 буксируемой гаубицы М-10 удалением нескольких равновесных пучков пороха.

Однако на практике в обстановке хаоса лета 1941 года из-за отчаянного положения с обеспеченностью КВ-2 положенными по штату боеприпасами применялись любые виды 152-мм гаубичных снарядов, которые только удавалось найти (в некоторых военных округах комплектность была на уровне 10 %, в других штатных боеприпасов для КВ-2 не было вовсе). То есть могли использоваться как бетонобойные снаряды Г-530, так и осколочные гаубичные гранаты сталистого чугуна О-530А, зажигательные снаряды, старые фугасные гранаты, шрапнель. Стрельба на полном заряде категорически запрещалась, так как из-за больших отдачи и отката могло заклинить башню, от сотрясения могли пострадать узлы и агрегаты моторно-трансмиссионной группы. По последней причине стрельба дозволялась только с места. Бронепробиваемость снарядов танковой гаубицы М-10Т в доступных источниках не приводится, однако на практике ей было по силам пробить броню любого бронеобъекта вермахта в 1941 и начале 1942 года. Бронепробиваемость снаряда составляла 72 мм стали с расстояния 1500 метров.

На серийном танке КВ-2 устанавливались три 7,62-мм пулемёта ДТ: спаренный с орудием, а также курсовой и кормовой в шаровых установках. Боекомплект ко всем ДТ составлял 3087 патронов. Эти пулемёты монтировались таким образом, что при необходимости их можно было снять с монтировок и использовать вне танка. Также для самообороны экипаж имел несколько ручных гранат Ф-1 и иногда снабжался пистолетом для стрельбы сигнальными ракетами.

Двигатель

КВ-2 оснащался четырёхтактным V-образным 12-цилиндровым дизельным двигателем В-2К мощностью 500 л. с. (382 кВт) при 1800 об/мин, впоследствии мощность двигателя довели до 600 л. с. (441 кВт). Пуск двигателя обеспечивался стартером СТ-700 мощностью 15 л. с. (11 кВт) или сжатым воздухом из двух резервуаров ёмкостью 5 л в боевом отделении машины. КВ-2 имел плотную компоновку, при которой основные топливные баки объёмом 600—615 л располагались и в боевом, и в моторно-трансмиссионном отделении.

Трансмиссия

Танк КВ-2 оснащался механической трансмиссией, в состав которой входили:
многодисковый главный фрикцион сухого трения «стали по феродо»;
пятиступенчатая коробка передач тракторного типа;
два многодисковых бортовых фрикциона с трением «сталь по стали»;
два бортовых планетарных редуктора.
ленточные плавающие тормоза

Все приводы управления трансмиссией — механические. При эксплуатации в войсках наибольшее число нареканий и рекламаций в адрес завода-изготовителя вызывали именно дефекты и крайне ненадёжная работа трансмиссионной группы, особенно у перегруженных танков КВ выпуска военного времени. Практически все авторитетные печатные источники признают одним из самым существенных недостатков танков серии КВ и машин на его базе низкую общую надёжность трансмиссии в целом.

Ходовая часть

Подвеска машины — индивидуальная торсионная с внутренней амортизацией для каждого из 6 двускатных опорных катков малого диаметра по каждому борту. Напротив каждого опорного катка к бронекорпусу приваривались ограничители хода балансиров подвески. Ведущие колёса со съёмными зубчатыми венцами цевочного зацепления располагались сзади, а ленивцы — спереди. Верхняя ветвь гусеницы поддерживалась тремя малыми обрезиненными поддерживающими катками по каждому борту. Механизм натяжения гусеницы — винтовой; каждая гусеница состояла из 86—90 одногребневых траков шириной 700 мм и шагом 160 мм.

Электрооборудование

Электропроводка в танке КВ-2 была однопроводной, вторым проводом служил бронекорпус машины. Исключение составляла цепь аварийного освещения, которая была двухпроводной. Источниками электроэнергии (рабочее напряжение 24 В) были генератор ГТ-4563А с реле-регулятором РРА-24 мощностью 1 кВт и четыре последовательно соединённые аккумуляторные батареи марки 6-СТЭ-128 общей ёмкостью 256 А·ч. Потребители электроэнергии включали в себя:
электромотор поворота башни;
наружное и внутреннее освещение машины, приборы подсветки прицелов и шкал измерительных приборов;
наружный звуковой сигнал и цепь сигнализации от десанта к экипажу машины;
контрольно-измерительные приборы (амперметр и вольтметр);
средства связи — радиостанция и танковое переговорное устройство;
электрика моторной группы — стартер СТ-700, пусковое реле РС-371 или РС-400 и т. д.

Средства наблюдения и прицелы

Общая обзорность танка КВ-2 ещё в 1940 году оценивалась в докладной записке Л. Мехлису от военинженера Каливоды как крайне неудовлетворительная. Командир машины имел единственный смотровой прибор в башне — панораму ПТК. Механик-водитель в бою вёл наблюдение через смотровой прибор с триплексом, который защищался броневой заслонкой. Этот смотровой прибор устанавливался в бронированном люке-пробке на лобовой бронеплите по продольной осевой линии машины. В спокойной обстановке этот люк-пробка мог быть выдвинут вперёд, обеспечивая механику-водителю более удобный непосредственный обзор с его рабочего места.

Для ведения огня КВ-2 оснащался двумя орудийными прицелами — телескопическим ТОД-9 для стрельбы прямой наводкой и перископическим ПТ-9 для стрельбы с закрытых позиций. Головка перископического прицела защищалась специальным броневым колпаком. Для обеспечения возможности огня в тёмное время суток шкалы прицелов имели приборы подсветки. Курсовой и кормовой пулемёты ДТ могли комплектоваться прицелом ПУ от снайперской винтовки с трёхкратным увеличением.

Средства связи

Средства связи включали в себя радиостанцию 71-ТК-3 и внутреннее переговорное устройство ТПУ-4-Бис на 4 абонента. Радиостанциями оснащались все выпущенные танки КВ-2.

Радиостанция 71-ТК-3 представляла собой комплект из передатчика, приёмника и умформеров (одноякорных мотор-генераторов) для их питания, подсоединяемых к бортовой электросети напряжением 24 В.

С технической точки зрения 71-ТК-3 являлась симплексной ламповой гетеродинной коротковолновой радиостанцией, работавшей в диапазоне частот от 3,75 до 6 МГц (соответственно длины волн от 50 до 80 м). На стоянке дальность связи в телефонном (голосовом) режиме достигала 20—25 км, в движении она несколько уменьшалась. Бо́льшую дальность связи можно было получить в телеграфном режиме, когда информация передавалась телеграфным ключом азбукой Морзе или иной дискретной системой кодирования.

Танковое переговорное устройство ТПУ-4-Бис позволяло вести переговоры между членами экипажа танка даже в сильно зашумленной обстановке и подключать шлемофонную гарнитуру (головные телефоны и ларингофоны) к радиостанции для внешней связи.

КВ-2 в кинофильмах

Танку посвящён художественный фильм Танк «Клим Ворошилов-2» режиссёра Игоря Шешукова, снятый на киностудии им. М. Горького в 1990 году по одноимённой повести Валерия Залотухи. Для съёмок использовался корпус танка ИС-2М с установленным на него макетом башни КВ-2.

КВ-2 в компьютерных играх

КВ-2 можно увидеть в отечественных играх «Sudden Strike 3: Arms for Victory», «Блицкриг» и «В тылу врага 2: Братья по оружию», «World of Tanks».

Стоит отметить, что отражение тактико-технических характеристик бронетехники и особенностей её применения в бою в компьютерных играх часто очень далеко от реальности.


Наша раша, держава наша, страна наша, наша раша!!!

 
EgorM Дата: Понедельник, 24.05.2010, 17:02 | Сообщение # 3
Хороший друг и ньюсмейкер!
Группа: Администраторы
Сообщений: 160
Награды: 10
Репутация: 100
Статус: Offline

За хорошию репутации За 50 постов За 100 Постов
Добавляю как всегда свои 5 копеек.

Первый опытный образец танка КВ

Фотку напрямую добавить не смог - поэтому переходите по ссылке

Первый опытный образец танка КВ (У-0) перед отправкой в Москву. Сентябрь 1939 г.
В башне танка смонтированы два орудия: 76-мм Л-11 и 45-мм.
В декабре 1939 г., перед отправкой У-0 в 20-ю тяжелую танковую бригаду, 45-мм орудие было снято.


 
Денис-STALKER Дата: Воскресенье, 13.06.2010, 12:09 | Сообщение # 4
Охотник Мастер!
Группа: Администраторы
Сообщений: 642
Награды: 10
Репутация: 557
Статус: Offline

За создание сайта За хорошию репутации За 50 постов За 100 Постов За 200 Постов
Т-80 (лёгкий танк)


Это статья про лёгкий танк периода Второй мировой войны. Информация про советский основной боевой танк доступна в статье Т-80



Лёгкий танк Т-80 в Бронетанковом музее в Кубинке

Т-80 — советский лёгкий танк периода Второй мировой войны. Разработан летом—осенью 1942 года в танковом конструкторском бюро Горьковского автомобильного завода (ГАЗ) под руководством Николая Александровича Астрова, ведущего разработчика всей отечественной линейки лёгких танков того периода. В декабре 1942 года Т-80 был принят на вооружение Рабоче-крестьянской Красной армии и серийно выпускался на мытищинском заводе № 40.Производство Т-80 продолжалось до сентября 1943 года, когда он был заменён на сборочных линиях завода № 40 самоходно-артиллерийской установкой СУ-76М. Всего было выпущено от 75 до 85 лёгких танков Т-80, которые приняли участие в боях Великой Отечественной войны в 1943 году. Из-за ненадёжной работы двигательной установки, слабого на 1943 год вооружения и большой надобности РККА в самоходных установках СУ-76М Т-80 был снят с производства. На базе Т-80 в начале 1943 года был построен опытный танк с 45-мм танковой пушкой ВТ-43 большой мощности, но и он не был принят на вооружение РККА. Таким образом, Т-80 стал последним лёгким танком отечественной разработки военного времени.

История создания


Начиная с самого первого момента принятия лёгкого танка Т-70 на вооружение РККА, советские военные специалисты указывали на его главную слабость — одноместную башню.Но конструкция танка ещё имела резервы, которые можно было задействовать для устранения этого недостатка. Танковое конструкторское бюро ГАЗ во главе с Н. А. Астровым обещало это военным ещё при показе прототипа ГАЗ-70 и включилось в работу практически сразу же после налаживания серийного выпуска Т-70. В течение поздней весны, лета и ранней осени 1942 года было выяснено, что установка двухместной башни сильно увеличит нагрузку на двигатель, трансмиссию и ходовую часть танка. Испытания догруженного до 11 тонн танка Т-70 полностью подтвердили эти опасения — на тестах лопались торсионы подвески, ломались траки, выходили из строя узлы и агрегаты трансмиссии. Поэтому основная работа велась по усилению этих элементов конструкции, успешно завершившаяся принятием на вооружение РККА модификации Т-70М. Также к осени была изготовлена и успешно испытана двухместная башня для танка Т-70, но на пути к серийному производству встали два препятствия.

Первым из них была недостаточная мощность спаренной двигательной установки ГАЗ-203. Её планировалось увеличить путём форсирования до 170 л. с. в сумме за счёт увеличения коэффициента наполнения цилиндров и повышения степени сжатия. Второе препятствие возникло из требований обеспечить больши́е углы возвышения орудия для поражения целей на верхних этажах зданий в городских боях. Также это могло позволить увеличить возможности огневого противодействия авиации противника. В частности, на этом настаивал командующий Калининским фронтом генерал-лейтенант И. С. Конев.Уже разработанная двухместная башня для Т-70 этому требованию не удовлетворяла и была переконструирована для возможности стрельбы из орудия под большим углом возвышения. Второй прототип с новой башней получил заводское обозначение 080 или 0-80. Для более удобного размещения орудия с возможностью зенитной стрельбы и двух членов экипажа пришлось уширить диаметр погона и сделать под наклонными гранями башни броневое кольцо-барбет толщиной 40—45 мм. Из-за более широкого погона башни стал невозможным демонтаж двигателя без предварительного съёма башни — броневое кольцо стало заходить на съёмную надмоторную броневую плиту.

В декабре 1942 года прототип 080 успешно прошёл полигонные испытания и был принят на вооружение РККА под индексом Т-80. Однако организация его выпуска планировалась не на ГАЗе, поскольку переход горьковского автогиганта на производство «восьмидесятки» мог повлечь за собой снижение объёма выпуска танков и самоходок СУ-76, которое нельзя было допускать в условиях военного времени.Поэтому задачу освоения выпуска Т-80 поручили вновь организованному мытищинскому заводу № 40.

Производство


Серийный выпуск Т-80 был начат в Мытищах на заводе № 40 в феврале 1943 года. Объёмы выпуска были невелики, до окончания производства в октябре 1943 года выпустили около 80 машин. Общее число выпущенных Т-80 остаётся неясным. По документам Главного бронетанкового управления РККА, всего было построено 75 «восьмидесяток».Однако отчёты народного комиссариата танковой промышленности содержат несколько иные цифры. По данным этого ведомства, за 1943 год был выпущен 81 танк Т-80, а за всю войну — 85.Однако в это число могут быть включены прототипы, опытные и предсерийные машины. Также некоторые авторы включают построенные ГАЗом опытные машины в общее число выпущенных Т-80.

Прекращение выпуска Т-80 было в известной степени обусловлено двумя причинами — в меньшей степени ненадёжной работой форсированной двигательной установки М-80 (в источниках её обозначения также разнятся — упоминаются индексы М-80 или ГАЗ-203Ф). В большей же степени причиной послужила недостаточная огневая мощь и бронезащита «восьмидесятки» по состоянию на 1943 год (см. раздел «Оценка проекта») и крайняя потребность РККА в самоходно-артиллерийских установках СУ-76М. К концу 1943 — началу 1944 года форсированную двигательную установку довели до приемлемого уровня надёжности, но о возобновлении выпуска Т-80 вопрос вообще не стоял.

Описание конструкции


Т-80 имел типичную компоновочную схему для советских лёгких танков того времени. Танк имел пять отделений, перечисленных ниже в порядке от лобовой части машины к корме:
трансмиссионное отделение;
отделение управления;
моторное отделение по правому борту середины корпуса;
боевое отделение по левому борту середины корпуса и в башне;
кормовое отделение, где располагались топливные баки и радиатор двигателя.

Эта компоновочная схема определяла в целом набор преимуществ и недостатков танка в рамках машин своего класса. В частности, переднее расположение трансмиссионного отделения, то есть ведущих колёс, приводило к повышенной их уязвимости, так как именно передняя оконечность танка в наибольшей степени подвержена вражескому обстрелу. С другой стороны, в отличие от советских средних и тяжёлых танков, у Т-80 топливные баки находились вне боевого отделения в изолированном броневой переборкой отсеке, что снижало риск возникновения пожара при поражении танка (особенно высокий для машины с бензиновым двигателем), и этим повышало выживаемость экипажа. К другим преимуществам выбранной для Т-80 компоновки можно отнести небольшую высоту и общую массу танка (по сравнению с другими машинами иных компоновочных схем), достигнутые, к тому же, вопреки вынужденному применению «долговязого» силового агрегата ГАЗ-203Ф. Как следствие, возрастали динамические характеристики танка, и для него не требовался мощный специализированный двигатель. Экипаж танка состоял из трёх человек — механика-водителя, наводчика и командира машины, который также выполнял функции заряжающего.

Броневой корпус и башня


Броневой корпус танка сваривался из катаных гетерогенных (применялась поверхностная закалка) броневых плит толщиной 10, 15, 25, 35 и 45 мм. Броневая защита дифференцированная, противопульная. Лобовые и кормовые бронеплиты имели рациональные углы наклона, борта вертикальные. Борт Т-80 изготавливался из двух бронеплит, соединяемых сваркой. Для усиления сварного шва внутри корпуса устанавливалась вертикальная балка жёсткости, приклёпывавшаяся к передней и задней бортовым частям. Ряд бронеплит корпуса (надмоторный и надрадиаторный листы) выполнялся съёмным для удобства обслуживания и замены различных узлов и агрегатов танка. Рабочее место механика-водителя находилось в передней части бронекорпуса танка с некоторым смещением влево от центральной продольной плоскости машины. Люк для посадки-высадки механика-водителя располагался на лобовой бронеплите и был снабжён уравновешивающим механизмом для облегчения открывания. Наличие люка механика-водителя ослабляло стойкость верхней лобовой детали к снарядным попаданиям. Днище Т-80 сваривалось из трёх броневых плит толщины 10 мм, и для обеспечения жёсткости к нему приваривались поперечные коробчатые балки, в которых располагались торсионы узлов подвески. В передней части днища под сиденьем механика водителя был сделан аварийный люк-лаз. Корпус также имел ряд воздухопритоков, люков, лючков и технологических отверстий для вентиляции обитаемых помещений танка, слива топлива и масла, доступа к горловинам топливных баков, другим узлам и агрегатам машины. Ряд этих отверстий защищался броневыми крышками, заслонками и кожухами.



Башня лёгкого танка Т-80. Вид слева

Шестигранная сварная башня в форме усечённой пирамиды имела борта толщиной 35 мм, которые не имели рационального угла наклона, чтобы увеличить внутреннее пространство для размещения в ней двух человек. Сварные стыки граней башни дополнительно усиливались броневыми угольниками. Лобовая часть башни защищалась бронемаской толщиной 45 мм, в которой имелись амбразуры для установки пушки, пулемёта и прицела. Ось вращения башни не совпадала с плоскостью продольной симметрии машины вследствие установки двигателя по правому борту танка. В крыше башни устанавливалась неподвижная командирская башенка с откидным люком для посадки-высадки командира машины. В этом люке устанавливался полноповоротный зеркальный перископический смотровой прибор. Наводчик для своей посадки-высадки также имел свой откидной люк, слева от командирской башенки. Башня устанавливалась на шариковой опоре и фиксировалась захватами во избежание сваливания при сильном крене или опрокидывании танка.

Вооружение




Башня лёгкого танка Т-80 с 45-мм пушкой 20-К. Вид справа

Основным вооружением Т-80 являлась нарезная полуавтоматическая 45-мм танковая пушка обр. 1938 г. (20-Км или 20Км). Орудие монтировалось на цапфах в плоскости продольной симметрии башни. Пушка 20-К имела ствол длиной 46 калибров, высота линии огня составляла 1630 мм, дальность стрельбы прямой наводкой достигала 3,6 км, максимально возможная — 6 км. С орудием был спарен 7,62-мм пулемёт ДТ, который мог легко сниматься со спаренной установки и использоваться вне танка. Спаренная установка имела диапазон углов возвышения от −8° до +65° и круговой обстрел по горизонтали. Поворотный механизм башни зубчатого типа, с ручным приводом, располагался слева от командира танка, а подъёмный механизм пушки (винтового типа, также с ручным приводом) — справа. Спуск пулемёта — механический, пушка оснащалась электроспуском.

Боекомплект орудия составлял 94—100 выстрелов унитарного заряжания (патронов). При стрельбе бронебойными снарядами экстракция стреляной гильзы осуществлялась автоматически, а при ведении огня осколочными снарядами из-за меньшей длины отката ствола, обусловленной малой начальной скоростью осколочного снаряда, полуавтоматика не работала, и командиру приходилось открывать затвор и вынимать стреляную гильзу вручную. Теоретическая скорострельность орудия составляла 12 выстрелов в минуту, но из-за необходимости ручной экстракции стреляной гильзы от осколочного снаряда темп огня на практике был в несколько раз ниже, 4—7 выстрелов в минуту.



Унитарные 45-мм выстрелы к танковой пушке 20-К:

1. УБР-243П с подкалиберным бронебойным снарядом БР-240П
2. УБР-243СП со сплошным бронебойным снарядом БР-240СП
3. УБЗР-243 с бронебойно-зажигательным снарядом БЗР-240
4. УО-243 с осколочной гранатой О-243
5. УЩ-243 с картечью Щ-240


Спаренный пулемёт ДТ имел боекомплект в 1008 патронов (16 дисков), также экипаж снабжался одним пистолет-пулемётом ППШ с 3 дисками (213 патронов) и 12 ручными гранатами Ф-1. В ряде случаев к этому вооружению добавлялся пистолет для стрельбы сигнальными ракетами.

Двигатель


Т-80 оснащался силовым агрегатом ГАЗ-203Ф (более позднее обозначение М-80) из спаренных четырёхтактных рядных шестицилиндровых карбюраторных двигателей жидкостного охлаждения ГАЗ-80. В итоге максимальная суммарная мощность агрегата ГАЗ-203Ф достигала 170 л. с. (125 кВт) при 3400 оборотах в минуту. На оба двигателя ставились карбюраторы типа К-43. Коленчатые валы двигателей соединялись муфтой с упругими втулками. Во избежание продольных колебаний всего агрегата картер маховика переднего ГАЗ-80 соединялся тягой с правым бортом танка. Системы зажигания, смазки и подачи топлива были свои у каждой «половинки» ГАЗ-203Ф. В системе охлаждения силового агрегата водяной насос был общим, но водомасляный радиатор был двухсекционным, каждая секция отвечала за обслуживание своего ГАЗ-80. Установка ГАЗ-203Ф снабжалась воздухоочистителем масляно-инерционного типа.

Как и его предшественник Т-70, Т-80 оснащался предпусковым подогревателем двигателя для его эксплуатации в зимних условиях. Между бортом танка и двигателем устанавливался цилиндрический котёл, за счёт термосифонной циркуляции антифриза в котором осуществлялся подогрев. Котёл разогревался наружной бензиновой паяльной лампой. Котёл подогревателя и водомасляный радиатор являлись составной частью системы охлаждения всего силового агрегата танка.

Пуск двигателя осуществлялся двумя параллельно соединёнными стартерами СТ-06 (мощность 2 л. с. или 1,5 кВт). Также танк можно было завести ручной рукояткой или буксировкой другим танком.

Два топливных бака общим объёмом 440 л располагались в кормовом отделении. Запаса топлива хватало на 320 км хода по шоссе. Топливом для Т-80 служил авиационный бензин марок КБ-70 или Б-70.

Трансмиссия


Танк Т-80 оснащался механической трансмиссией, в состав которой входили:

двухдисковый полуцентробежный главный фрикцион сухого трения «стали по феродо»;
четырёхступенчатая коробка передач (4 передачи вперёд и 1 назад), использованы детали от грузовика ЗиС-5;
карданный вал;
коническая главная передача;
два многодисковых бортовых фрикциона с сухим трением «сталь по стали» и ленточными тормозами с накладками из феродо;
два простых однорядных бортовых редуктора.

Все приводы управления трансмиссией — механические, механик-водитель управлял поворотом и торможением танка двумя рычагами по обе стороны своего рабочего места.

Ходовая часть


Ходовая часть танка Т-80 практически полностью была унаследована от его предшественника Т-70М. Подвеска машины — индивидуальная торсионная без амортизаторов для каждого из 5 односкатных сплошных штампованных опорных катков малого диаметра (550 мм) с резиновыми бандажами по каждому борту. Напротив ближних к корме узлов подвески к бронекорпусу приваривались ограничители хода балансиров подвески с резиновыми буферами для смягчения ударов, для первого и третьего от лба машины узлов подвески роль ограничителей играли поддерживающие катки. Ведущие колёса цевочного зацепления со съёмными зубчатыми венцами располагались спереди, а унифицированные с опорными катками ленивцы с механизмом натяжения гусеницы — сзади. Верхняя ветвь гусеницы поддерживалась тремя малыми поддерживающими катками по каждому борту. К корпусу танка приклёпывались отбойники для предотвращения заклинивания гусеницы при движении танка со значительным креном на один из бортов. Гусеница мелкозвенчатая из 80 траков, ширина двухгребневого трака составляет 300 мм.

[img]http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/0/0d/T80(light_tank)kub3a.jpg[/img]

Ходовая часть лёгкого танка Т-80

Электрооборудование


Электропроводка в танке Т-80 была однопроводной, вторым проводом служил бронекорпус машины. Источниками электроэнергии (рабочее напряжение 12 В) были генератор ГТ-500С с реле-регулятором РРК-ГТ-500С мощностью 500 Вт и две последовательно соединённые аккумуляторные батареи марки 3-СТЭ-112 общей ёмкостью 112 А·ч. Потребители электроэнергии включали в себя:
наружное и внутреннее освещение машины, прибор подсветки прицельных шкал;
наружный звуковой сигнал;
средства связи — радиостанция и танковое переговорное устройство;
электрика моторной группы — стартеры СТ-06, катушка зажигания, распределитель, свечи и т. д.

Прицелы и приборы наблюдения


Спаренная установка пушки 20-К и пулемёта ДТ оснащалась прицелом ТМФ-1 для стрельбы по наземным целям и коллиматорным К-8Т для стрельбы по воздушным целям и верхним этажам зданий. Рабочие места водителя, наводчика и командира Т-80 также имели по одному перископическому смотровому прибору для наблюдения за окружающей обстановкой вне танка. Однако для машины с командирской башенкой обзорность могла бы быть ещё более лучшей — по прежнему сказывался недостаток смотровых приборов.

Средства связи


На танках Т-80 в башне устанавливались радиостанция 12РТ и внутреннее переговорное устройство ТПУ на 3 абонента.

Автомобильная радиостанция 12РТ представляла собой комплект из передатчика, приёмника и умформеров (одноякорных мотор-генераторов) для их питания, подсоединяемых к бортовой электросети напряжением 12 В. С технической точки зрения она являлась дуплексной ламповой коротковолновой гетеродинной радиостанцией выходной мощностью 20 Вт, работающей на передачу в диапазоне частот от 4 до 5,625 МГц (соответственно длины волн от 53,3 до 75 м), а на приём — от 3,75 до 6 МГц (длины волн от 50 до 80 м). Разный диапазон передатчика и приёмника объяснялся тем обстоятельством, что для двусторонней связи «танк—танк» предназначался диапазон 4—5,625 МГц, а расширенный диапазон приёмника использовался для односторонней связи «штаб—танк». На стоянке дальность связи в телефонном (голосовом, амплитудная модуляция несущей) режиме при отсутствии помех достигала 15—25 км, в движении она несколько уменьшалась. Бо́льшую дальность связи можно было получить в телеграфном режиме, когда информация передавалась телеграфным ключом азбукой Морзе или иной дискретной системой кодирования.

Танковое переговорное устройство ТПУ позволяло вести переговоры между членами экипажа танка даже в сильно зашумлённой обстановке и подключать шлемофонную гарнитуру (головные телефоны и ларингофоны) к радиостанции для внешней связи.


Наша раша, держава наша, страна наша, наша раша!!!

 
Денис-STALKER Дата: Воскресенье, 13.06.2010, 12:29 | Сообщение # 5
Охотник Мастер!
Группа: Администраторы
Сообщений: 642
Награды: 10
Репутация: 557
Статус: Offline

За создание сайта За хорошию репутации За 50 постов За 100 Постов За 200 Постов
Продолжение не доделанного поста:

Модификации

Серийные

Лёгкий танк Т-80 официально выпускался в одной-единственной серийной модификации без каких-либо значительных изменений конструкции по ходу производства. Серийных боевых и специальных машин (Самоходная артиллерийская установка, ЗСУ, БТР, БРЭМ, тягачей и др.) на базе лёгкого танка Т-80 также не выпускалось.

Опытные

Недостаточность вооружения (в первую очередь невысокая по меркам конца 1942 года бронепробиваемость пушки 20-К) танка Т-80 активно стимулировала работы по его перевооружению на более мощную артсистему. В качестве решения проблемы было предложено использовать 45-мм длинноствольную пушку ВТ-42 совместной разработки завода № 40 и ОКБ № 172 с баллистикой 45-мм противотанковой пушки обр. 1942 года (М-42). Это орудие уже успешно прошло испытания в танке Т-70, однако в связи с планировавшимся переходом на производство Т-80 его не стали устанавливать в серийные «семидесятки». Однако ВТ-42 не обладала возможностью огня под большими углами возвышения, обязательными для Т-80, поэтому её конструкцию пришлось значительно переработать. В начале 1943 года эти работы были завершены, и вариант 45-мм длинноствольной пушки ВТ-43 успешно был испытан в танке Т-80. За исключением более высокой начальной скорости снаряда (950 м/с) и большего максимального угла возвышения (+78°), все прочие характеристики танка остались без изменений. Пушка была принята для вооружения танков Т-80, но в связи с прекращением их производства все работы по ней были окончены.

Организационно-штатная структура

Лёгкий танк Т-80 предназначался для замены в войсках лёгкого танка Т-70 и должен был применяться в составе отдельных танковых бригад, танковых полков и бронебатальонов. Однако ввиду объективной слабости Т-70, с ноября 1943 года организационно-штатная структура была пересмотрена в сторону их исключения из состава танковых бригад (единые штаты № 010/500 — 010/506), а с 4 марта 1944 года Генеральным штабом РККА была выпущена директива № Орг/3/2305 об исключении Т-70 из состава танковых полков. Т-80 начали поступать на фронт уже по ходу этой реорганизации, поэтому установить точно их место и количество в организационно-штатной структуре пока не представляется возможным. Уцелевшие Т-70 и новые Т-80 передавались в разведывательные бронебатальоны (в их составе была рота лёгких танков численностью 7 машин, остальные — бронеавтомобили БА-64) и, для использования в качестве командирских машин, в части самоходной артиллерии, вооружённые САУ СУ-76, которые имели однотипные с Т-70М и Т-80 узлы и агрегаты ходовой части.

Боевое применение

По состоянию на 2007 год в архивах и мемуарах пока не найдено никаких подробностей боевого применения лёгких танков Т-80. В литературе иногда упоминаются жалобы из войск на перегруженность и недостаточную надёжность силовой установки танка, однако это может быть следствием отчётов о войсковых испытаниях машины выпуска середины 1943 года, где действительно были отмечены эти недостатки.Из фронтовых рапортов известно о применении в 1944 году нескольких Т-80 в самоходно-артиллерийских полках. Также имеется информация о получении в пополнении 5-й гвардейской танковой бригадой 15 февраля 1945 года двух танков Т-80, прибывших из ремонта.Также ничего не известно о применении Т-80 в армиях других государств помимо СССР.

Оценка проекта

«Восьмидесятка», создававшаяся в экстремальных условиях военного времени, была последней в ряду советских серийных лёгких танков Великой Отечественной войны. По довоенным взглядам советского руководства, лёгкие танки должны были составлять значительную долю материальной части танковых сил РККА, иметь низкую стоимость производства по сравнению со средними и тяжёлыми машинами, а также в случае крупномасштабной войны производиться в больших количествах на неспециализированных предприятиях. В качестве такого лёгкого танка предполагалась предвоенная машина Т-50. Однако по ряду причин (эвакуация завода-изготовителя, нехватка дизельных двигателей и др.) выпуск Т-50 составил около 70 танков. Кроме того, для завода № 37, чьим мобилизационным заданием было освоение выпуска Т-50, поставленная задача оказалась невыполнимой. Тем не менее, танк с характеристиками, близкими к Т-50, был объективно нужен Красной армии. Конструкторское бюро завода № 37 (позже ГАЗ) во главе с Н. А. Астровым, оттолкнувшись от неплохо отлаженного в производстве малого плавающего танка Т-40 и последовательно совершенствуя идею лёгкого танка с широким использованием дешёвых автомобильных агрегатов, сумело к концу 1942 года создать такую машину, которой и был Т-80. Предыдущими этапами в этой напряжённой работе были лёгкие танки Т-60 и Т-70. Тем не менее, более лёгкая по массе «восьмидесятка» не была полноценным заменителем Т-50, уступая последнему по целому ряду показателей: удельной мощности, обзорности, броневой защите (особенно бортовой), запасу хода. С другой стороны, технологичность и дешевизна по сравнению с другими советскими танками «восьмидесятки» (наследие предшественника Т-70) вполне позволяла выполнить пожелание высшего руководства о потенциальной возможности массового выпуска таких танков на неспециализированных предприятиях, эргономику машины (значительная слабость «семидесятки») уже можно было считать приемлемой. Однако по не имеющим прямого отношения к конструкции танка причинам эта потенциальная возможность не была реализована на практике.

Важным обстоятельством, повлиявшим на судьбу как Т-80, так и вообще отечественных лёгких танков, стала изменившаяся обстановка на фронте. Появление на поле боя в больших количествах Т-34 потребовало от немцев качественного усиления своей противотанковой артиллерии. В течение 1942 года вермахт получил большое количество 50-мм и 75-мм противотанковых орудий, танков и САУ, вооружённых длинноствольными 75-мм пушками. Если против 50-мм снарядов лобовое бронирование Т-80 в ряде случаев ещё могло хоть как-то помочь, то 75-мм длинноствольные орудия не имели проблем в поражении Т-80 на любых дистанциях и ракурсах боя (приведённые толщины гомогенных листов корпуса для 50-мм бронебойного снаряда: нижний лист — 60 мм, таранный лист — 52 мм, верхний лист — 67 мм). Бортовая броня последнего не спасала от огня по нормали даже устаревшей 37-мм пушки Pak 35/36, хотя, по сравнению с Т-70М, утолщение бортовой брони до 25 мм и улучшило её снарядостойкость на облических углах обстрела. Как результат, при прорыве обороны, подготовленной в противотанковом отношении, подразделения Т-80 были обречены на высокие потери. Мощь 45-мм снарядов была явно недостаточной как для борьбы с вражескими противотанковыми орудиями, так и с немецкой бронетехникой (лобовая броня даже средних модернизированных PzKpfw III и PzKpfw IV могла быть пробита только подкалиберным снарядом с предельно малых дистанций). Поэтому атака бронетанковых сил врага подразделениями Т-80 должна была вестись преимущественно из засад, огнём с малых дистанций в борт и корму. Это требовало высокого мастерства и умения от советских танкистов. Курская битва наглядно показала справедливость этих тезисов по отношению к Т-70; Т-80 в этом плане был практически эквивалентен «семидесятке», что стало одной из причин прекращения выпуска в СССР лёгких танков.

Упоминавшиеся выше проблемы с надёжностью двигательной установки ГАЗ-203Ф пытались решить путём перевода отечественных лёгких танков на лицензионный дизельный двигатель фирмы «Дженерал моторс». Однако его освоение и производство были сорваны немецкими бомбардировками Ярославля и Горького. К концу 1943 года «спарку» довели до приемлемого уровня надёжности, но к тому моменту отечественная линейка лёгких танков в производстве была уже окончена на Т-80. Однако идея не умерла: существовал проект лёгкого танка, близкий по компоновочной схеме к Т-80, с дизельным двигателем и вооружением в виде 76-мм полковой пушки обр. 1943 года. Но дальнейшее развитие советского лёгкого танка пошло уже по иному пути — боевой опыт показал, что машина этого класса должна быть плавающей (в каком-то смысле произошёл «идейный» возврат к Т-40).

К положительным качествам Т-80 традиционно относят его малые размеры и малошумность. По сравнению с Т-70, больший угол возвышения орудия у Т-80 (вместе с малыми размерами) делал его подходящей машиной для городских боёв, слегка улучшалось и огневое противодействие авиации врага. Но опыт Второй мировой войны окончательно показал, что в условиях резкого роста могущества противотанковой обороны, лёгкий танк принципиально непригоден в качестве основы материальной части танковых соединений, и тактическая роль его весьма узка (преследование отступающих сил противника, инфильтрация и дерзкие рейды по тылам противника, разведка). К настоящему времени это положение не изменилось.

Зарубежные аналоги

В сравнении с другими лёгкими танками массы порядка 9—11 т (например, немецкий PzKpfw II, японский «Ха-Го») Т-80 имел лучшую бронезащиту, более мощное вооружение, и был вполне сравним с ними в плане рационального распределения обязанностей между членами экипажа и качества средств наблюдения и связи. Однако все эти машины на момент создания Т-80 оценивались как устаревшие.

По своим тактико-техническим характеристикам Т-80 был вполне на уровне с более тяжёлым по массе американским лёгким танком М3 (М5) «Стюарт», разработанным приблизительно в то же время и поставлявшимся в РККА по ленд-лизу. Т-80 приблизительно равноценен американскому танку по защите лобовой проекции и вооружению (с лучшим осколочным действием снаряда 45-мм пушки), уступая ему в скорости, но значительно выигрывая в запасе хода. Стоит отметить, что на М3 «Стюарт» использовались авиационный двигатель и специальная трансмиссия. Также Т-80 близок по характеристикам вооружения и бронирования ранним PzKpfw III и поздним БТ, но они уже относятся к другой массогабаритной категории, «лёгко-средним» танкам по классификации британского историка Ричарда Огоркевича, поэтому прямое их сравнение является неправомерным.

Где можно увидеть

Единственный сохранившийся экземпляр Т-80 экспонируется в Бронетанковом музее в Кубинке.

Т-80 в сувенирной и игровой индустрии

Т-80 в компьютерных играх

Ввиду малочисленности и небольшой известности Т-80 практически не фигурирует в компьютерных играх. Тем не менее, в отдельных программных продуктах прослеживаются следы влияния Т-80. Например, в пошаговой стратегии «Panzer General» танк Т-70 обладает способностью вести огонь по вражеским самолётам, если он подвергся атаке с воздуха. В реальности такой возможностью обладал не Т-70, а Т-80, но ввиду слабого знакомства разработчиков с историей советского танкостроения в игре получился «гибрид» этих двух типов машин (усугублённый неправильным изображением ходовой части с катками большого диаметра).

Модель танка Т-80 можно будет увидеть в танковой MMO игре "World of Tanks"

Модели Т-80

Сборная модель Т-80 в масштабе 1:35 выпускается симферопольской фирмой «МиниАрт», качество моделистами оценивается как вполне достойное.Помимо Крыма и Украины, этот набор нечасто, но бывает в продаже в ряде российских крупных городов. Также Т-80 в масштабе 1:72 выпускает украинская фирма UM. По тем же причинам, что и в компьютерных играх, лёгкий танк Т-80 весьма поверхностно освещён в журналах модельной и военно-исторической тематики.

Неокрашенная сборная модель лёгкого танка Т-80 симферопольской фирмы «МиниАрт»


Наша раша, держава наша, страна наша, наша раша!!!

 
Денис-STALKER Дата: Вторник, 07.12.2010, 13:08 | Сообщение # 6
Охотник Мастер!
Группа: Администраторы
Сообщений: 642
Награды: 10
Репутация: 557
Статус: Offline

За создание сайта За хорошию репутации За 50 постов За 100 Постов За 200 Постов
БТ-7

БТ-7 — советский лёгкий колёсно-гусеничный танк периода 1930—1940-х годов. Третий танк семейства советских лёгких танков БТ («Быстроходный Танк»). В отличие от своих предшественников БТ-2 и БТ-5, имел сварной корпус несколько изменённой формы и новый двигатель. Вооружение аналогично БТ-5. Выпускался, как и БТ-5, в варианте с радиостанцией и без радиостанции. Всего было произведено более 5328 машин.

История создания

В январе 1933 года, когда осуществлялась работа над конструкторской документацией танка БТ-5, конструкторское бюро танкостроения Харьковского завода получило задание на разработку нового танка, в котором предполагалось устранить недостатки предшественников.

По документации, предполагалось установить двигатель М-17 (более надёжный, чем М-5), сварной корпус с улучшенной обзорностью для механика-водителя, увеличить ёмкость топливных баков и установить башню с 76-мм пушкой. То есть предполагалось создать «ударный колёсно-гусеничный танк дальнего действия». В разработке принимала участие группа конструкторов в составе Бондаренко, Морозова, Дорошенко, Курасова, Веселовского, Таршинова. В начале 1934 года началось производство прототипа, получившего индекс БТ-7. Первый образец был готов к 1 мая 1934 года, второй — к 7 ноября 1934 года.

Первые прототипы

На первых прототипах БТ-7 устанавливался курсовой пулемёт справа от механика-водителя, а башня имела форму эллипса со скошенной крышей. Проект предусматривал возможность установки существующих на тот момент танковых пушек: 76-мм КТ-28 или ПС-3 и 45-мм образца 1932 года без изменений в конструкции башни. В нише башни располагалась вращающаяся боеукладка барабанного типа на 18 шт. 75-мм снарядов, либо радиостанция.

Итог испытаний

Летом и осенью 1934 года танки прошли полную программу испытаний. Комиссия посчитала, что курсовой пулемёт для машины с экипажем в 3 человека является лишним, а башня имеет недостаток из-за несовместимости пулемёта с башней. В итоге в начале 1935 года в серийное производство был запущен танк с более простой башней от танка БТ-5. Однако, в целом от идеи колёсно-гусеничной машины с 76-мм пушкой не отказались, и со стороны ГАБТУ заводу было поручено разработать проект установки на БТ-7 башни от танка Т-26-4.

Серийные модели

Модель 1935 года

Корпус серийного БТ-7 выпуска 1935 года представлял собой жёсткую коробчатую конструкцию с двойными бортовыми стенками, удлинённой суженной закруглённой передней частью и трапециевидной тыльной частью. Корпус собирался из броневых и стальных листов, преимущественно сварным способом, реже клёпаным. Наружные стенки были съёмными, внутренние представляли собой 4-мм стальные листы. Корпус танка держался на восьми пружинных рессорах (свечах): двух горизонтальных и шести вертикальных. Вертикальные рессоры располагались между бортовыми листами и внутренней стенкой корпуса. Горизонтальные — внутри корпуса в боевом отделении танка. Ходовая часть состояла из восьми опорных, двух направляющих колёс. При движении на колёсном ходу передняя пара катков становилась управляемой, а задняя пара — ведущей. При гусеничном ходу руль убирался и укладывался в отделении управления.

В тыльной части располагались карбюраторный V-образный 12-цилиндровый двигатель М-17Т мощностью 400 л. с., 4-скоростная коробка передач, многодисковый сухой главный фрикцион, бортовые фрикционы и передачи, гитары (для привода колёсного хода), тормоза, а также топливные баки (два по бокам между бортовыми листами и один в корме).

45-мм танковая пушка 20К образца 1934 года и спаренный с нею пулемёт ДТ размещались в башне цилиндрической формы с развитой кормовой нишей. Кормовые и зенитные пулемёты, а кроме того, и радиостанции 71-ТК с поручневой антенной, устанавливались на части танков. В экипаж входило 3 человека: командир (наводчик), заряжающий и водитель-механик.

Модель 1937 года

Своеобразная эволюционная цепочка — от БТ-7 к Т-34. Слева направо — довоенные танки производства завода № 183: А-8 (БТ-7М), А-20, Т-34 обр. 1940 г. с пушкой Л-11, Т-34 обр. 1941 г. с пушкой Ф-34.

Выпуск БТ-7 с конической башней начался в 1937 году. Вооружение танка не изменилось, но боезапас возрос на 44 снаряда (он достиг 188, а в танках с радиостанцией — 145 снарядов). На всех линейных танках устанавливался пулемёт ДТ в кормовой нише. Танк оборудовали двумя специальными фарами прожекторного типа, устанавливаемыми на маске пушки для ведения стрельбы из пушки и спаренного пулемёта в ночное время. Позже аналогичные фары ставили и на танки более ранних выпусков. На смену четырёхскоростной коробке передач пришла трёхскоростная. Были внесены изменения в трансмиссию и усилены пружины балансирных подвесок ведущих колёс колёсного хода. В 1938 году на подвесках были убраны резиновые бандажи. Тогда же крупнозвенчатую гусеницу начали повсеместно заменять на мелкозвенчатую. Толщина лобовой брони БТ-7 в ходе модернизаций достигла 22 мм, а боевая масса возросла до 13,9 т. Всего было изготовлено 4727 танков БТ-7 образца 1937 года.

Модель 1939 года (БТ-7М)

Выпуск танка БТ-7М (заводской индекс А-7М или А-8) начался с декабря 1939 года. Внешне танк почти не отличался от БТ-7. Основное техническое различие заключалось в установке на танк дизельного двигателя В-2 вместо карбюраторного М-17Т. Жёсткость корпуса БТ-7М была повышена за счёт установки раскосов, в днище появился подмоторный люк, уменьшились размеры колпака воздушного фильтра-пылеулавливателя. Бо́льшая экономичность дизеля позволила сократить возимый запас топлива и отказаться от дополнительных баков на надгусеничных полках. БТ-7М выпускался до конца 1940 года, некоторое время — даже параллельно с Т-34. Всего было изготовлено 706 экземпляров БТ-7М.

Артиллерийский танк БТ-7А

Опытные модификации

БТ-ИС-7 — с приводом на шесть колёс.

БТ-СВ-2 «Черепаха» — с новой формой бронекорпуса и башни.

КБТ-7 — командирский танк с неподвижной рубкой вместо башни.

ОТ-7 — огнемётный танк.

ХБТ-7 — химический танк, предназначенный для огнеметания, заражения местности отравляющими веществами, дегазации и постановки дымовой завесы.

ТТ-БТ-7 и ТУБТ-7 — радиоуправляемые танки (телетанки).

Также испытывались различные приспособления для повышения проходимости — болотоходные гусеницы, деревянные фашины и т. д.

Служба и боевое применение

анки БТ-7 поступали преимущественно на вооружении танковых бригад танковых корпусов, а также в отдельные танковые бригады и предназначались для развития прорыва в глубину обороны противника (в соответствии с теорией глубокой наступательной операции).

Боевое применение

Боевое крещение БТ-7 получил на Халхин-Голе в составе 6-й и 11-й танковых бригад. Причём последняя совершила 500-километровый марш к месту боевых действий на колёсах. В целом танки получили хорошие отзывы, однако отмечались сложность управления, требовавшая высокого уровня подготовки механиков-водителей, недостаточность броневой защиты и неудовлетворительная оснащённость средствами связи. Маршал Г. К. Жуков позже отмечал их недостатки из-за неудобства применения этих танков на песчаном грунте на колесах. Все эти недостатки подтвердились в польской кампании в сентябре 1939 года и в войне с Финляндией. С другой стороны, танк не имел себе равных в маневренности. Танк стал гордостью и заслуженным символом автобронетанковых войск РККА в предвоенные годы, поскольку в наибольшей степени соответствовал представлению о танках как о главной ударной силе сухопутных войск.

Участие в Великой Отечественной войне

Боевая обстановка диктовала для слабобронированного БТ-7 соответствующую тактику действий — ведение огневого боя из засад, с использованием естественных и искусственных укрытий, что увеличивало живучесть танка и позволяло подпустить вражеский танк на дистанцию, когда от 45-мм снаряда уже не спасала бы 30-мм броня. Высоким потерям танков способствовал устав танковых частей, по которому и в наступлении, и в обороне стрельба с места допускалась крайне редко (поэтому к тактике танковых засад перешли только осенью 1941 года, когда было потеряно около 85 % танков). Ещё одним фактором был недостаточный уровень подготовки экипажей. Это усугублялось тем, что в конструкцию танка вносили изменения, упрощающие производство, но усложняющие эксплуатацию. Например, вместо 4-скоростной коробки передач ввели 3-скоростную, в связи с чем танк потерял в маневренности, а из-за неудачной конструкции переключать передачу получалось только у опытного водителя, в большинстве же случаев приходилось останавливать танк. Парк одних только БТ-7 в июне 1941 года количественно превосходил весь танковый парк вермахта. СССР наращивал выпуск машин, когда Германия повышала уровень подготовки экипажей. Танки БТ-7 принимали участие в битве за Москву, Сталинград, вели бои на Северном Кавказе. В 1943 году они использовались на Ленинградском фронте, принимали участие в снятии блокады в 1944. Всю войну прослужили в тылу в учебных подразделениях. Последний раз БТ-7 принял участие в бою при разгроме Квантунской армии в августе 1945 года. Например, в составе 6-й гвардейской танковой армии, совершившей бросок через Большой Хинган, было около 211 БТ-7. Заключительным аккордом 10-летней боевой службы стал победный парад в Харбине.

Оценка машины

По совокупности основных оценочных параметров — вооружения, маневренности и бронезащите — БТ-7 (в особенности БТ-7М) можно признать хорошими танками. При этом, вопреки распространённому мнению, на момент начала Великой Отечественной войны БТ-7 не был устаревшим танком. Сравнение танка с его дальним «потомком» — Т-34 — в этом плане некорректно, так как эти машины относились к разным классам танков. Что же касается бронетехники вермахта, то, хотя моральное устаревание колёсно-гусеничной схемы было налицо, из тех же трёх основных оценочных параметров он превосходил немецкие танки по вооружению и маневренности, незначительно уступая в бронезащите. Собственно, на момент начала войны единственными типами танков вермахта, полностью превосходящими БТ-7 по бронированию, были только последние модификации Pz III и Pz IV, номинально относившиеся на тот момент к средним танкам. Опять же, учитывая разницу в классах, можно сказать, что в своём классе (лёгких танков) БТ-7 превосходил бронетехнику, имевшуюся в распоряжении вермахта. Некоторые немецкие лёгкие танки (например, поздние модификации D, E и F танка Pz II) частично превосходили БТ-7 по бронезащите, однако их 30-мм лобовая броня пробивалась всеми танковыми и противотанковыми пушками РККА на любой прицельной дистанции стрельбы. Таким образом, БТ-7 сохранял над этими машинами превосходство в вооружении. Факты боевого применения БТ-7 также дают основания утверждать, что на начальном периоде Войны при грамотной тактике и хорошей подготовке экипажа он мог успешно противостоять немецким танкам всех типов.

Ощутимым был и тот факт, что за пять лет серийного производства конструкцию БТ-7 достаточно хорошо отработали. Вполне удовлетворительной была и техническая надёжность танка (разумеется, при нормальной эксплуатации).

Вместе с тем, эксплуатация танка в войсках выявила ряд недостатков, часть из которых устранялась в процессе производства, часть же была характерна для танков с колёсно-гусеничным движителем и была неустранима. Основные нарекания вызывал двигатель М-17, в основном из-за его невысокой надёжности. Карбюраторный мотор был к тому же очень прожорливым. За высокие показатели мощности и запаса хода приходилось платить большим расходом ГСМ. Общая ёмкость всех бензобаков составляла 790 л, а расход топлива на 1 км при движении на колёсах достигал 1,5—1,6 л, но этот недостаток в целом был устранимым. Хуже обстояло дело со специфическими недостатками колёсно-гусеничной схемы. Резиновые бандажи при движении на колёсах по шоссе с твёрдым покрытием (таким как булыжник или асфальт) начинали разрушаться уже после 100 км пробега. Значительная часть забронированного объёма «съедалась» за счёт двойного борта. Основным неустранимым недостатком можно считать высокую сложность привода колёсного хода, который к тому же при движении на гусеницах вообще являлся бесполезным грузом. Кроме того, при испытании на НИИБТ-полигоне в Кубинке было выявлено, что на практике переход с гусениц на колёса и обратно занимает около часа, в то время как в руководстве службы значилось 25—30 минут.

БТ-7 в компьютерных играх

БТ-7 можно увидеть в отечественной игре «Sudden Strike 3: Arms for Victory».

БТ-7 также присутствует среди советских танков MMO игры World of Tanks

Стоит отметить, что отражение тактико-технических характеристик бронетехники и особенностей её применения в бою в компьютерных играх часто далеко от реальности.


Наша раша, держава наша, страна наша, наша раша!!!

 
Денис-STALKER Дата: Вторник, 07.12.2010, 14:00 | Сообщение # 7
Охотник Мастер!
Группа: Администраторы
Сообщений: 642
Награды: 10
Репутация: 557
Статус: Offline

За создание сайта За хорошию репутации За 50 постов За 100 Постов За 200 Постов
СУ-76

СУ-76 — советская лёгкая самоходно-артиллерийская установка (САУ), применявшаяся в Великой Отечественной войне.

История

Самоходно-артиллерийская установка СУ-76 в музее Дрездена

СУ-76 была совместно разработана конструкторскими бюро завода № 38 в г. Киров летом 1942 года, большую роль в создании самоходки сыграл Семён Александрович Гинзбург. Первые машины этого типа были выпущены поздней осенью 1942 года, причём они были оснащены заведомо неудачной силовой установкой из двух параллельно установленных автомобильных бензиновых двигателей ГАЗ-202 мощностью 70 л.с. Эта силовая установка была очень сложна в управлении и вызывала сильные крутильные колебания элементов трансмиссии, что приводило к их быстрой поломке. Изначально САУ была полностью бронирована, что приводило к неудобству работы экипажа в боевом отделении. Эти недостатки вскрылись во время первого боевого применения советских серийных САУ на Волховском фронте, поэтому после выпуска 320 машин серийное производство СУ-76 было остановлено и конструкция была отправлена на доработку. Однако большая надобность РККА в самоходной артиллерии привела к половинчатому решению — оставить «параллельную» силовую установку и общую компоновку машины по той же схеме, но усилить её элементы с целью увеличения моторесурса. Эта модернизация (уже без бронированной крыши боевого отделения) получила название СУ-76М и пошла в серию летом 1943 года, ряд САУ этого варианта успел попасть на фронт к началу Курской битвы. Тем не менее, результат в целом оказался удручающим. Одним из главных виновников по результатам внутреннего расследования был назван С. А. Гинзбург, который был отстранён от конструкторской работы и послан на фронт, где погиб. Возможно, в таком развитии событий сыграли значение напряжённые отношения между конструктором и народным комиссаром танковой промышленности И. М. Зальцманом.

Тем не менее, необходимость в лёгкой САУ была настолько острой, что вернувшийся на пост народного комиссара танковой промышленности В. А. Малышев (гибель С. А. Гинзбурга была одной из причин отставки И. М. Зальцмана с этой должности) объявил конкурс на лучший проект машины такого типа. В нём приняли участие коллективы завода № 38 под руководством Н. А. Попова и Горьковского Автомобильного Завода (ГАЗ) под руководством Н. А. Астрова, главного разработчика всей отечественной линейки лёгких и плавающих танков. Их прототипы отличались по ряду элементов конструкции, но главным их новшеством было использование спаренной установки двигателей ГАЗ-203 от лёгкого танка Т-70, в которой оба мотора располагались последовательно и работали на общий вал. Соответственно, машина была перекомпонована, чтобы вместить в себя большую по длине силовую установку. С конца 1943 года (после снятия с серийного производства лёгких танков Т-70 и Т-80) оба этих завода, а также вновь организованный завод № 40 в г. Мытищи начали крупносерийное производство лёгкой САУ с силовой установкой ГАЗ-203, которая получила армейский индекс СУ-76 (тот же, что и первоначальный вариант, без индекса «М»). В результате СУ-76 (всех моделей) стала самой массовой после Т-34 боевой бронированной машиной в Красной Армии. Всего было выпущено 13932 модернизированных СУ-76, из них 9133 самоходки построил ГАЗ. Серийное производство СУ-76М завершилось в 1945 году, несколькими годами позже они были сняты с вооружения Советской Армии.

На базе СУ-76 поздних выпусков в 1944 г. была построена первая полноценная советская зенитная самоходная установка ЗСУ-37. Она выпускалась серийно и после снятия базовой модели с производства.

Конструкция и устройство

СУ-76 в музее Войска Польского, Варшава

СУ-76 является полуоткрытой САУ с задним расположением боевого отделения. Механик-водитель, бензобаки, двигательная установка и трансмиссия размещались в передней части бронекорпуса машины, двигатель располагался справа от осевой линии машины. Боезапас, орудие и рабочие места командира машины, наводчика и заряжающего располагались в открытой сверху и сзади боевой рубке.

СУ-76 оснащалась силовой установкой из двух 4-тактных рядных 6-цилиндровых карбюраторных двигателей ГАЗ-202 мощностью 70 л. с. САУ позднего выпуска снабжались форсированным до 85 л. с. вариантом тех же двигателей. Подвеска у СУ-76М индивидуальная торсионная для каждого из 6 опорных катков малого диаметра по каждому борту. Ведущие колеса располагались спереди, а ленивцы были идентичны опорным каткам. Прицельное оборудование включало штатный панорамный прицел орудия ЗиС-3; часть машин оснащалась радиостанцией 9Р.

Бронирование дифференцированное противопульное, толщина лобовой брони 35 мм, наклон 60 градусов к нормали.

Для самообороны экипаж имел автоматы (пистолет-пулеметы) ППШ или ППС и несколько ручных гранат Ф-1.

Варианты

СУ-76 с параллельной установкой двигателей и броневой крышей боевого отделения;
СУ-76М с параллельной установкой двигателей с повышенным моторесурсом и без броневой крыши боевого отделения;
СУ-76 с двигательной установкой, работающей на общий вал суммарной мощностью 140 л. с.;
СУ-76 с двигательной установкой, работающей на общий вал суммарной мощностью 170 л. с.

Боевое применение

СУ-76М в Музее на Сапун-горе, Севастополь

САУ. В этом качестве она заменила лёгкие танки непосредственной поддержки пехоты. Однако её оценка в частях была очень противоречивой. Пехотинцам СУ-76 скорее нравилась, так как её огонь был мощнее, чем у базового танка Т-70; открытая рубка позволяла тесно взаимодействовать с экипажем в городских боях. Часто отмечаемыми самоходчиками слабыми местами машины были противопульное бронирование, пожароопасность бензинового двигателя и открытая боевая рубка, которая не защищала от стрелкового огня сверху. Хотя с другой стороны, та же открытая рубка была удобна для экипажа в работе, снимала проблему загазованности боевого отделения при стрельбе и позволяла легко покинуть подбитую самоходку. СУ-76 имела много положительных сторон — лёгкость в обслуживании, надёжность, малошумность, высокую проходимость по лесисто-болотистой местности.

В качестве противотанковой САУ СУ-76 могла успешно бороться со всеми типами легких и средних танков вермахта и равноценными САУ противника. Против тяжёлой «Пантеры» СУ-76 тоже имела шансы на победу — 76-мм снаряды пробивали маску пушки и относительно тонкую бортовую броню. Против «Тигра» и более тяжёлых машин СУ-76 была малоэффективна. Инструкции для экипажа предписывали в таком случае стрелять в ходовую часть и ствол орудия; бить в борт на близких дистанциях. Введение подкалиберного и кумулятивного снарядов несколько упростило борьбу с тяжелобронированными целями. Грамотное использование маскировки и рельефа местности, а также маневрирование от одного отрытого в грунте укрытия к другому позволяло опытным экипажам успешно отбивать танковые атаки противника.

СУ-76 иногда использовались для стрельбы с закрытых позиций. Угол возвышения её орудия был максимальным среди всех советских серийных самоходок и дальность стрельбы достигала 17 км. На завершающем этапе войны СУ-76 также использовались в качестве эрзац-БТР, машины передовых артиллерийских наблюдателей или для эвакуации раненых.

В составе северокорейской армии СУ-76 применялись в Корейской войне (1950—1953).

Сохранившиеся СУ-76

Благодаря большому числу выпущенных самоходок, СУ-76 присутствуют в экспозициях многих музеев или служат машинами-памятниками в различных городах СНГ и воинских частях Российской Армии .

СУ-76 в компьютерных играх

СУ-76 можно увидеть в ряде компьютерных игр:
в RTS «Sudden Strike 3: Arms for Victory».
в игре «Red Orchestra: Ostfront 41-45».
в MMO «World of Tanks».

Стоит отметить, что отражение тактико-технических характеристик бронетехники и особенностей ее применения в бою во многих компьютерных играх часто далеко от реальности.


Наша раша, держава наша, страна наша, наша раша!!!

 
Денис-STALKER Дата: Воскресенье, 10.06.2012, 16:18 | Сообщение # 8
Охотник Мастер!
Группа: Администраторы
Сообщений: 642
Награды: 10
Репутация: 557
Статус: Offline

За создание сайта За хорошию репутации За 50 постов За 100 Постов За 200 Постов
Т-26




Т-26 обр. 1931 года

История создания




Лёгкий танк сопровождения пехоты Т-18

К началу 1930-х годов танковый парк СССР состоял в первую очередь из массового лёгкого танка непосредственной поддержки пехоты Т-18, а также разнотипных британских машин времён Первой мировой войны, чья боевая ценность была низкой из-за общей устарелости конструкции, изношенности агрегатов и проблем со снабжением запасными частями. Т-18 выполнил первоначальную задачу насыщения РККА боеспособными и сравнительно современными машинами, а также освоения промышленностью производства танков. Однако характеристики Т-18, являвшегося лишь глубокой модернизацией F.T. периода Первой мировой войны, уже к 1929 году не удовлетворяли требованиям Генерального штаба РККА. После ознакомления с опытными немецкими танками в ходе советско-германского сотрудничества, а также с танками других стран в ходе ознакомительной поездки начальника УММ И. Халепского по США и странам Европы, был сделан вывод об отставании уровня советских танков. Для замены Т-18, конструкторским бюро ОАТ с осени 1929 года велась разработка нового танка сопровождения пехоты Т-19, но работы по нему по ряду причин затягивались. В конце 1929 года на заседании коллегии ГУВП был сделан вывод о том, что в связи с отсутствием у советских танковых конструкторов должного опыта и неразвитостью промышленной базы, сроки разработки советских танков и их заданные ТТХ не выдерживаются, а созданные проекты не пригодны для серийного производства. В связи с этим 5 декабря комиссией под председательством Наркомтяжпрома Г. Орджоникидзе было принято решение об обращении к зарубежному опыту.

В 1930 году была создана закупочная комиссия под руководством И. Халепского и начальника инженерно-конструкторского бюро по танкам С. Гинзбурга, чьей задачей являлись отбор и закупка образцов танков, тракторов и автомобилей, пригодных для принятия на вооружение РККА. Прежде всего комиссия весной 1930 года направилась в Великобританию, считавшуюся в те годы мировым лидером в производстве бронетехники. В Великобритании внимание комиссии привлёк лёгкий танк Mk.E или «6-тонный» (англ. 6-ton), созданный фирмой «Виккерс-Армстронг» в 1928—1929 годах и активно предлагавшийся на экспорт. Комиссия планировала приобрести лишь по одному экземпляру нужной техники, но продавать одиночные образцы, а тем более с документацией, фирма отказалась, и в результате дальнейших переговоров с ней было достигнуто соглашение о закупке малых партий танков, в том числе — 15 единиц Mk.E по цене в 42 тысячи рублей в ценах 1931 года, с полным комплектом технической документации и лицензией на производство в СССР. Поставки танков должны были быть осуществлены с сентября 1930 по январь 1931 года. «Виккерс-Армстронг» предлагала несколько вариантов танка — достоверно известно о «Модели A» с двумя одноместными башнями с 7,7-мм пулемётами «Виккерс» и «Модели B» с двухместной башней с 47-мм короткоствольной пушкой и 7,7-мм пулемётом — но советская сторона закупила только двухбашенные машины. В СССР Mk.E получили обозначение В-26. Сборка танков осуществлялась на заводах «Виккерс-Армстронг», но в ней принимали участие и советские специалисты, для лучшего ознакомления с технологией. Первый В-26 был отправлен в СССР 22 октября 1930 года, а до конца года в СССР поступили ещё три танка.



Лёгкий танк «Виккерс» Mk.E Model A

В СССР первые из прибывших танков поступили в распоряжение «специальной комиссии по новым танкам РККА» под руководством С. Гинзбурга, задачей которой являлся выбор танка для принятия на вооружение армии. С 24 декабря по 5 января три В-26 были подвергнуты испытаниям в районе Поклонной горы, на основании которых комиссией были сделаны «довольно сдержанные» выводы. Но на состоявшейся 8—11 января демонстрации двух танков перед представителями высшего командования РККА и Московского военного округа, В-26 вызвал у них бурное одобрение и уже 9 января последовало распоряжение К. Ворошилова: «…решить наконец вопрос об целесообразности организации производства В-26 в СССР», а Гинзбургу было приказано представить Наркомвоенмору список отмеченных в ходе испытаний преимуществ и недостатков В-26 по сравнению с Т-19.

В докладе, представленном 11 января, был сделан вывод о надёжности и простоте трансмиссии и ходовой части В-26 и соответствии этих систем требованиям РККА, но также говорилось о том, что двигатель является неподходящим для установки на танк, а его конструкция не позволяет повышение мощности традиционными методами форсирования. Среди преимуществ танка отмечались также хорошие оптические прицелы пулемётов и простая в производстве форма корпуса, среди недостатков — затруднённый доступ к двигателю и трансмиссии и невозможность проведения текущего ремонта двигателя в бою изнутри танка. В целом отмечалось, что «…В-26, несмотря на рассмотренные недостатки, способен развить высокую скорость и маневренность и является без сомнения лучшим образцом из всех известных в настоящее время образцов заграничных танков». В сравнении с Т-19 отмечалось, что по срокам выполнения и стоимости наиболее выгодным является освоение в производстве Т-19, менее — комбинированного танка, сочетавшего узлы Т-19 и В-26 и наименее — организация производства В-26 в неизменном виде. В общем выводе доклада говорилось о необходимости начать проектирование нового танка на основе конструкций Т-19 и В-26, с мотором, корпусом и вооружением от первого и трансмиссией и ходовой частью последнего, а также организации совместных испытаний Т-19 и В-26 для получения более полных результатов.

Свой проект предложила и ВАММ, которая после ознакомления с документацией на В-26 предложила приступить к проектированию танка с использованием конструкции корпуса британской машины, но с усиленным бронированием и двигателем «Геркулес» или «Франклин» мощностью 100 л. с., как более подходящим для условий производства в СССР.[17] По результатам заседаний комиссии 16—17 января были выданы два технических задания: конструкторской группе С. Гинзбурга на создание гибридного танка, получившего название «Т-19 улучшенный» и ВАММ на создание «Танка малой мощности» («Танк М. М.», или ТММ). Работы по обоим проектам продвигались, в частности, эскизный проект «Т-19 улучшенного» был принят уже 26 января того же года, но корректировку в планы внесла международная обстановка. Так, 26 января И. Халепский направил Гинзбургу письмо, в котором говорилось, что согласно данным разведки, Польша тоже ведёт закупку образцов «Виккерс» Mk.E и может, по оценкам руководства РККА, уже к концу текущего года с англо-французской помощью произвести более 300 танков этого типа, что дало бы польским танковым войскам преимущество. В связи с этим РВС РККА счёл целесообразным рассмотрение вопроса о немедленном принятии на вооружение В-26 в существующем виде. В результате, 13 февраля 1931 года РВС, заслушав доклад Халепского о ходе работ по новым танкам, постановил принять В-26 на вооружение РККА как «основной танк сопровождения общевойсковых частей и соединений, а также танковых и механизированных частей РГК» с присвоением ему индекса Т-26.

Серийное производство и дальнейшее развитие


Начало производства




Двухбашенный Т-26 ранних выпусков с цельноклёпаными корпусом и башнями и пулемётным вооружением

Для производства Т-26 за отсутствием альтернатив был выбран ленинградский завод «Большевик», до этого занимавшийся выпуском Т-18. Позднее предполагалось подключить к производству и достраивавшийся Сталинградский тракторный завод. Рассматривался и Челябинский тракторный завод, тоже находившийся в процессе строительства. Проектными работами по подготовке производства, а впоследствии и модернизации танка, руководил С. Гинзбург. Первоначально заводу «Большевик» был выдан план на производство 500 Т-26 в 1931 году, позднее это число было сокращено до 300 с выпуском первого танка не позднее 1 мая, но и этой цифры достичь не удалось. Хотя завод ранее выпускал подобными темпами Т-18, новый танк оказался значительно сложнее в производстве. Весной 1931 года занимавшимся Т-26 отделом завода, первоначально состоявшим лишь из 5 человек, были осуществлены только подготовка к производству и изготовление двух эталонных экземпляров танка. К 1 мая были закончены рабочие чертежи, а 16 июня одобрен технологический процесс и начато изготовление оборудования для массового производства.

В июле 1931 года началось изготовление по временной технологии установочной (предсерийной) партии из 10 танков с корпусами из неброневой стали, с широким использованием импортных комплектующих. Конструкция машин в точности повторяла британский оригинал, отличаясь лишь вооружением, состоявшим из 37-мм пушки ПС-1 в правой башне и 7,62-мм пулемёта ДТ-29 в левой. В ходе производства сразу выявился ряд серьёзных проблем, при этом, хотя конструкторское бюро с самого начала работ неоднократно предлагало ввести в конструкцию доработки, направленные на упрощение технологии изготовления, все эти попытки пресекались высшим руководством. Больше всего проблем приносил двигатель танка, который, несмотря на кажущуюся простоту, требовал более высокой культуры производства, чем мог обеспечить советский завод — первое время считалось нормальным, если брак по двигателям составлял до 65 %. Кроме этого, Ижорскому заводу, поставлявшему корпуса танков, поначалу не удавалось из-за высокого процента брака наладить производство 13-мм бронелистов, в результате чего на значительной части корпусов вместо них применялись 10-мм. Но и 10-мм листы на поставляемых корпусах имели многочисленные сквозные трещины и из-за низкого качества первоначально на испытаниях пробивались 7,62-мм винтовочной бронебойной пулей с дистанции 150—200 м. До ноября корпуса танков выпускались со сборкой полностью на болтах и винтах, чтобы обеспечить замену бронелистов кондиционными. В итоге на танках установочной партии двигатели фактически не работали, и передвигаться танки могли лишь при перестановке на них импортного двигателя с эталонного В-26.

Серийное производство двухбашенных танков


В августе 1931 года началось изготовление первой серийной партии из 15 танков, отличавшихся от предсерийных башнями увеличенной высоты со смотровыми лючком и щелями в верхней части, более приспособленными для производства на доступном оборудовании. Но и на этих танках двигатели оказались неработоспособны, и добиться движения серийных танков своим ходом удалось только осенью того же года. Спешка с освоением производства привела к тому, что на заводе до 1934 года не было точно установленного технологического процесса, а стоимость танков почти вдвое превышала стоимость изготовленных в Великобритании В-26. К концу 1931 года были изготовлены 120 танков, но из-за низкого качества ни один из них сдать военной приёмке поначалу не удавалось. Лишь после длительных переговоров армия согласилась принять, по разным данным, 88 или 100 танков, причём 35 из них условно, так как они имели корпуса из неброневой стали. Причём и на этих танках двигатели заводу было предписано заменить, так как при работе под нагрузкой они «издавали множественные посторонние шумы и испытывали перебои».

Такая ситуация привела к возобновлению работ над Т-19 и ТММ, а также созданию упрощённого малого танка Т-34, с помощью которого предлагалось компенсировать численную нехватку танка сопровождения в случае угрозы войны. Тем не менее, принятый в сентябре 1931 года план, предусматривавший выпуск 3000 Т-26 в 1932 году, скорректирован не был даже после того, как стала ясной неспособность СТЗ присоединиться в то время к производству. Лишь в феврале 1932 года Комитет обороны разрешил заводу вносить в конструкцию танка любые изменения, которые «не снижали бы боевых качеств и способствовали увеличению выпуска». Кроме того, для лучшей организации работ танковое производство на заводе «Большевик» было с февраля выделено в отдельный завод № 174. Число предприятий-смежников к концу 1932 года достигло пятнадцати, в их число входили: Ижорский завод (броневые корпуса и башни), «Красный Октябрь» (коробки передач и карданные валы), «Красный путиловец» (ходовая часть), «Большевик» (полуфабрикаты двигателей) и Завод № 7 (котельно-жестяные изделия). Кроме того, к производству двигателей планировалось привлечь НАЗ и АМО. На ряде из них с производством столь сложных узлов возникли проблемы, в результате чего сроки поставок комплектующих затягивались, а процент брака, по докладу директора завода № 174 К. Сиркена от 26 апреля, доходил до 70—88 % по двигателям и 34—41 % по корпусам. В результате всего этого план производства танков вновь был сорван: к июлю сдан армии был лишь 241 танк в дополнение к принятым в 1931 году, а всего до конца года заводу удалось изготовить, по разным данным, 1341 или 1410 танков, из которых предъявлен к сдаче был 1361, а приняты только 950.



Т-26 с клёпаным корпусом и башнями и пулемётно-пушечным вооружением

Конструкция танка в ходе производства постоянно совершенствовалась. Помимо ввода новых башен, в 1931 году двигатель был отодвинут к корме, чтобы обеспечить ему лучшие условия работы, а с начала 1932 года были введены новые топливный и масляный баки, а с 1 марта того же года на Т-26 начали устанавливать короб над решёткой воздуховывода, защищавший двигатель от попадания осадков. С. Гинзбург также предлагал в марте 1932 года перейти на наклонную лобовую деталь корпуса, что позволило бы повысить как технологичность, так и защищённость танка, но эта инициатива поддержана не была. В январе — марте 1932 года была выпущена партия из 22 машин со сварными корпусами, но из-за отсутствия производственной базы в тот период сварка распространения не получила. Тем не менее, в 1932—1933 годах постепенно начала внедряться сварка в конструкции корпусов и башен, при этом параллельно могли выпускаться корпуса как цельноклёпаной и цельносварной конструкции, так и смешанные клёпано-сварные. На корпуса, независимо от конструкции, могли устанавливаться как клёпаные или сварные, так и смешанной конструкции башни, причём на один танк порой попадали башни разных типов. С сентября 1932 года была усилена бронезащита танка заменой 13-мм бронелистов на 15-мм.

Параллельно выпускались два варианта танков — с пулемётным вооружением и с пулемётно-пушечным, состоявшим из пулемёта ДТ-29 в левой башне и 37-мм пушки в правой. Пулемётные танки в конце 1932 года начали выпускаться с шаровыми установками для новых пулемётов ДТУ, но поскольку последние были вскоре сняты с производства, танки этих серий оказались безоружными и на них в дальнейшем пришлось заменить лобовые листы башен на подходящие для установки старых ДТ-29. На пушечных танках устанавливались 37-мм пушка Гочкиса или её модифицированный советский вариант «Гочкис-ПС», но выпуск этих орудий сворачивался и для вооружения Т-26 пришлось демонтировать пушки с выводившихся из боевых частей Т-18 и даже F.T. Ещё на этапе подготовки к производству Т-26 предполагалось вооружить его более мощной 37-мм пушкой ПС-2, но опытные образцы последней так и не были доведены до работоспособного состояния. Кроме того, ПС-2 имела бо́льшие по сравнению с ПС-1 размеры казённой части и длину отката и на Т-26 предполагалось устанавливать её в средней башне от опытного в то время танка Т-35. Другой альтернативой стала пушка Б-3, полученная наложением ствола противотанковой пушки фирмы «Рейнметалл» на ложе ПС-2. Работы по ней шли более успешно, но кроме того, из-за меньших размеров Б-3 могла устанавливаться в штатной пулемётной башне. Испытания пушки в танке осенью 1931 года прошли успешно, но производство Б-3 разворачивалось намного медленней, чем ожидалось и на Т-26 они попали лишь в незначительном количестве, а с лета 1932 года все производимые орудия этого типа должны были поступать на вооружение танков БТ-2. В конце 1933 года по предложению М. Тухачевского прорабатывалась установка в одной из башен танка 76-мм безоткатной пушки конструкции Л. Курчевского, но проведённые 9 марта 1934 года испытания показали ряд недостатков такого орудия — общая недоведённость конструкции, неудобство заряжания на ходу, образование позади орудия при выстреле струи раскалённых газов, опасной для сопровождающей пехоты — в результате чего дальнейшие работы в этом направлении были прекращены.

Для лучшей организации танкового производства приказом Наркомтяжпрома от 26 октября 1932 года был образован трест специального машиностроения в составе заводов № 174, № 37, «Красный Октябрь» и ХПЗ. После ознакомления с положением дел на заводах, руководство треста обратилось к правительству СССР с предложением о снижении программы по выпуску танков. Предложение было поддержано и по утверждённому на 1933 год плану завод № 174 должен был выпустить 1700 танков, а основное внимание должно было быть направлено на повышение качества выпускаемых машин. Но эти планы были скорректированы началом выпуска однобашенного варианта Т-26 в середине 1933 года. Хотя М. Тухачевский выступал за продолжение выпуска двухбашенных пулемётных машин, как наиболее подходящих для сопровождения пехоты, и первое время оба варианта танка выпускались параллельно, однобашенный Т-26 к концу года вытеснил своего предшественника в производстве, а планы выпуска двухбашенного варианта на 1934 год были скорректированы в пользу выпуска специализированных вариантов, таких как огнемётные / химические танки. Всего в войска поступило, по разным данным, 1626 или 1627 двухбашенных Т-26, из которых пушечно-пулемётное вооружение имели около 450, в том числе около 20—30 машин были вооружены пушками Б-3.

Переход к однобашенному танку


Хотя из предложенных «Виккерс-Армстронг» вариантов Mk.E для серийного производства в СССР был отобран только двухбашенный пулемётный, ещё в 1931 году С. Гинзбург добился выделения финансирования на создание «танка-истребителя» с вооружением из 37-мм пушки «большой мощности» и 7,62-мм пулемёта в спаренной установке, размещавшихся в одиночной конической башне от танка «Т-19 улучшенный». Но реально работа над однобашенным Т-26 началась лишь в 1932 году. Освоение сборки конической башни из криволинейных бронелистов представляло сложности для советской промышленности, поэтому первая башня такого типа, созданная Ижорским заводом к весне 1932 года и предназначавшаяся для танка БТ-2, имела цилиндрическую форму. Аналогичную башню предполагалось устанавливать и на вариант «танка-истребителя» Т-26. На испытаниях клёпаного и сварного вариантов башни предпочтение было отдано первому, который был рекомендован для принятия на вооружение после доработки выявленных недостатков и добавления в кормовой части ниши для установки радиостанции. Для проведения войсковых испытаний Ижорский завод должен был изготовить партию из 10 башен, по разным данным, с октября 1932 или с 21 января 1933 года.



Однобашенный Т-26 с клёпаным корпусом и башней первого образца

Пока шли работы над башней, решался также вопрос о вооружении танка. 37-мм пушка Б-3 в сентябре — октябре 1932 года прошла испытания в новой башне и была рекомендована к принятию на вооружение. Но в мае 1932 года на замену 37-мм противотанковым орудиям была принята 45-мм пушка обр. 1932 г., ставшая также кандидатом на вооружение танков. По сравнению с 37-мм пушкой, 45-мм имела близкую бронепробиваемость, но намного более эффективный осколочный снаряд с в разы большим зарядом взрывчатого вещества. Это давало возможность использовать новый танк не только в роли специализированного истребителя, но и заменить им двухбашенный вариант, в роли универсального танка для поддержки пехоты. В начале 1933 года конструкторским бюро завода № 174 была разработана спаренная установка 45-мм пушки и пулемёта, в марте 1933 года успешно прошедшая заводские испытания. Основной выявленной проблемой являлись частые отказы полуавтоматики орудия, приводившие к необходимости ручного разряжания, что значительно снижало скорострельность. В феврале — марте 1933 года были проведены сравнительные испытания Б-3 и 20-К, на которых оба орудия показали сходные результаты, за исключением продолжавшихся отказов полуавтоматики у 45-мм пушки. Тем не менее, уже весной 1933 года было принято решение о принятии на вооружение однобашенного Т-26 с 45-мм пушкой. Но двухместная башня Ижорского завода была сочтена излишне тесной и в конструкторском бюро завода № 174 были разработаны несколько вариантов увеличенного объёма, из которых руководством УММ РККА была выбрана цилиндрическая уравновешенная башня клёпано-сварной конструкции, с развитой кормовой нишей овальной формы, образованной продолжением бортовых листов.

Согласно изданному в декабре 1932 года постановлению Комитета обороны, производство однобашенного танка должно было начаться с 1601-го серийного Т-26. Никаких сложностей с переходом на однобашенный танк не ожидалось и планировалось начать его производство уже с весны 1933 года, но из-за задержек с поставками пушек и оптических прицелов к нему приступили только летом. Помимо производства Т-26 с башнями конструкции завода № 174, выпускавшимися на Ижорском и Мариупольском заводах, какое-то количество танков получило и башни первого варианта с малой кормовой нишей. По одним данным, была изготовлена единственная партия таких машин с башнями опытной партии Ижорского завода, числом не более 10—15 единиц, по другим же — некоторое, но также незначительное, количество Т-26 получили башни танкового типа из числа 230, изготовленных Мариупольским заводом для танков БТ-5. С самого начала производства однобашенного Т-26 конструкторам завода № 174 пришлось разрешать ряд проблем. Одной из них было то, что надёжной работы механической полуавтоматики пушки 20-К добиться так и не удалось — согласно докладу директора завода № 8, летом полуавтоматика давала до 30 % отказов, а в зимнее время — «сплошные отказы». Для устранения этого, специальным конструкторским бюро завода № 8 была введена новая полуавтоматика инерционного типа и изменены противооткатные механизмы. Доработанные механизмы орудия при стрельбе осколочными снарядами работали только как ¼ автоматики, обеспечивая полуавтоматическую стрельбу только бронебойными снарядами, но на испытаниях число отказов сократилось до 2 %. Серийное производство такой пушки, получившей обозначение «обр. 1932/34 гг.», началось в декабре 1933 года и вплоть до окончания производства Т-26 она без значительных изменений составляла его основное вооружение.



Трофейный однобашенный Т-26 со сварными корпусом и башней и штампованной маской орудия, с финскими эмблемами (Танковый музей в г. Парола, Финляндия)

Другой проблемой был двигатель Т-26, мощность которого, составлявшая в то время 85—88 л. с., представлялась недостаточной из-за всё возраставшей массы танка, с переходом на однобашенную модификацию увеличившейся ещё на тонну. Осенью 1932 года фирма «Виккерс-Армстронг» предложила советской стороне свой модернизированный вариант двигателя мощностью 100 л. с., но после изучения его технического описания специалистами завода № 174 было предложено провести аналогичную модернизацию двигателя своими силами. Ожидалось, что установка нового карбюратора позволит поднять мощность двигателя до 95 л. с., однако испытания опытной партии модифицированных двигателей показали их низкую надёжность. Добиться удовлетворительной работы двигателя удалось лишь в мае 1933 года, дефорсировав его до 92 л. с. С 1933 года заводом № 174, а впоследствии Опытным заводом велась разработка для Т-26 карбюраторного двигателя воздушного охлаждения МТ-4 мощностью 200 л. с., а также двухтактному или четырёхтактному дизельному двигателю ДТ-26 мощностью 95 л. с., но производство их начато так и не было, хотя моторное отделение танка с 1934 года было несколько изменено для возможности установки дизеля.

Продолжалось и развитие танка по другим направлениям. Так как 45-мм пушка при стрельбе создавала недопустимую концентрацию углекислого газа в танке, с 1934 года был введён вентилятор в правой части крыши боевого отделения.[51] В 1935—1936 годах был окончательно совершён переход к сварным корпусам, а трудоёмкая в изготовлении сварная маска орудия была с 1935 года заменена штампованной. Из планировавшихся мер по повышению подвижности, помимо разработки нового двигателя включавших совершенствование КПП и бортовых передач, удалось осуществить только увеличение запаса хода, разместив в моторном отделении дополнительный топливный бак. Был введён и ряд других изменений, направленных на снижение стоимости производства и повышение эксплуатационной надёжности. С конца 1935 года на Т-26 начала устанавливаться дополнительная шаровая установка с пулемётом ДТ-29 в кормовом листе башни, а часть пулемётов начали оборудовать оптическими прицелами вместо диоптрических. В конце 1935 года для танка была разработана шкворневая зенитная пулемётная установка всё с тем же ДТ-29, но по результатам испытаний в войсках она была сочтена неудобной и в серийное производство не пошла. Помимо этого, с 1935 года, из расчёта на каждый пятый танк, Т-26 для ведения боевых действий ночью начали оборудоваться двумя закреплёнными на маске орудия фарами-прожекторами — так называемыми «фарами боевого света».

Развитие и производство Т-26 в 1937—1941 годах




В 1940 военное руководство издало приказ двум Ленинградским заводам — Кировскому и заводу № 174 срочно создать танк весом около 14 т, вооружённый 45-мм пушкой и защищённый противоснарядной бронёй умеренной толщины. Поначалу этот танк числился под маркой Т-126СП (СП — сопровождение пехоты). Опытные образцы его были созданы в конце 1940 года и успешно испытаны. Предпочтение отдали танку завода № 174. Несколько позднее, в апреле 1940 года было издано постановление о принятии его на вооружение Красной армии и о постановке в производство на заводе № 174 под индексом Т-50.

C 1941 предполагалось перевести завод на производство танка Т-50, в связи с чем производство танка Т-26 должно было быть прекращено с 1 января 1941. Однако с производством танка Т-50 возникли проблемы, до начала Великой Отечественной войны завод № 174 не выпустил ни одного серийного танка этого типа и фактически продолжал выпускать Т-26. Наиболее серьёзные трудности возникли с освоением дизельного двигателя В-4 (харьковский завод № 75).

Модификации




Химический танк ХТ-26



Химический танк ХТ-26. Двухбашенная модификация (вид сзади)

1)Т-26 образца 1931 г. — линейный танк, двухбашенная версия с пулемётным вооружением;
2)Т-26 образца 1932 г. — линейный танк, двухбашенная версия с пушечно-пулемётным вооружением (37-мм пушка в одной из башен и пулемёт в другой);
3)Т-26 образца 1933 г. — линейный танк, однобашенная версия с цилиндрической башней и 45-мм пушкой. Самый массовый вариант.
4)Т-26 образца 1938 г. — линейный танк, однобашенная версия с конической башней и сварным корпусом.
5)Т-26 образца 1939 г. — вариант Т-26 образца 1938 года с усиленным бронированием. Также установлена улучшенная коническая башня и подбашенная коробка с наклонными стенками
6)Т-26РТ — двухбашенный танк с радиостанцией 71-ТК-1 (1933), выпущено 96 машин.
7)Т-26ТУ — командирская версия с радиостанцией.
8)Т-26A — танк артиллерийской поддержки. Установлена новая, более просторная башня Т-26-4 с короткоствольной 76-мм танковой пушкой. Произведено несколько опытных образцов.
9)OT-26 — огнемётный танк, вооружение располагалось в одной малой башне.
10)OT-130 — огнемётный танк, вариант модели 1933 года, огнемёт установлен в цилиндрической башне вместо орудия.
11)OT-133 — огнемётный танк, вариант модели 1938 года, огнемёт установлен в конической башне.
12)OT-134 — огнемётный танк, вариант модели 1939 года. Вооружение: 45-мм танковая пушка 20K образца 1932/38 гг., огнемётная установка в корпусе, 2 пулемёта ДТ, выпущен опытный образец.

Последняя модификация танка имела бронирование 20 мм и 45-мм пушку образца 1938 г. и коническую сварную башню. Танков с конической башней было изготовлено 1975 единиц.

13)Т-26Т ("трактор Т-26", "тягач Т-26") артиллерийский тягач с брезентовым верхом. Выпущено 183 тягача.
14)Т-26Т артиллерийский тягач с бронированным верхом. Выпущено 10 тягачей.

Тактико-технические характеристики




Продолжение в следующем посте...


Наша раша, держава наша, страна наша, наша раша!!!

 
Денис-STALKER Дата: Воскресенье, 10.06.2012, 16:58 | Сообщение # 9
Охотник Мастер!
Группа: Администраторы
Сообщений: 642
Награды: 10
Репутация: 557
Статус: Offline

За создание сайта За хорошию репутации За 50 постов За 100 Постов За 200 Постов
Конструкция


Т-26 имел компоновку с размещением моторного отделения в кормовой, трансмиссионного — в лобовой и совмещённого боевого отделения и отделения управления — в средней части танка. Т-26 обр. 1931 г. и обр. 1932 г. имели двухбашенную компоновку, Т-26 обр. 1933 г. и последующие модификации — однобашенную. Экипаж танка состоял из трёх человек: на двухбашенных — механика-водителя, стрелка левой башни и командира танка, выполнявшего также функции стрелка правой башни; на однобашенных — механика-водителя, наводчика и командира, выполнявшего также функции заряжающего.

Двухбашенные модификации


Вооружение Т-26 обр. 1931 г. составляли два 7,62-мм пулемёта ДТ-29, размещавшиеся в шаровых установках в лобовой части башен. Наведение пулемётов осуществлялось при помощи диоптрических прицелов. ДТ-29 имел дальность эффективной стрельбы в 600—800 м и максимальную прицельную дальность в 1000 м. Питание пулемёта осуществлялось из дисковых магазинов ёмкостью в 63 патрона, темп стрельбы составлял 600, а боевая скорострельность — 100 выстрелов в минуту. Для стрельбы применялись патроны с тяжёлой, бронебойной, трассирующей, бронебойно-трассирующей и пристрелочной пулями. Как и на других советских танках, установка пулемётов была быстросъёмной для обеспечения использования их экипажем вне танка, для чего пулемёты комплектовались сошками. Боекомплект пулемётов составлял 6489 патронов в 103 магазинах.

На двухбашенных Т-26 с пушечно-пулемётным вооружением в правой башне вместо пулемёта устанавливалась 37-мм нарезная пушка «Гочкис» или Б-3. Подавляющее большинство танков вооружались пушками «Гочкис», и лишь на малой части, порядка 20—30 машин, устанавливались Б-3. Пушка «Гочкис» имела ствол-моноблок длиной 22,7 калибра / 840 мм, вертикальный клиновой затвор, гидравлический откатник и пружинный накатник. Для наведения орудия использовался телескопический оптический прицел производства ММЗ, имевший увеличение 2,45× и поле зрения в 14°20′. Скорострельность пушки «Гочкис» составляла до 15 выстрелов в минуту. Пушка размещалась на в лобовой части башни на горизонтальных цапфах и в вертикальной плоскости, в пределах от −8 до +30°, наводилась качанием при помощи плечевого упора. Наведение пушки в горизонтальной плоскости осуществлялось поворотом башни.



Однобашенные модификации




Башня обр. 1933 в качестве огневой точки Минского УР-а, ИКК «Линия Сталина»



Башня Т-26 обр. 1933 г. Видны казённая часть 45-мм пушки и её механизмы наводки также спаренный с пушкой ДТ-29. Слева от орудия виден прицел ТОП, панорамный прицел ПТ-1 демонтирован

Основное вооружение однобашенных модификаций составляла 45-мм нарезная полуавтоматическая пушка обр. 1932 г. (20-К), а с 1934 года — её модифицированный вариант обр. 1932/34 гг. Пушка имела ствол со свободной трубой, скреплённой кожухом, длиной 46 калибров / 2070 мм, вертикальный клиновой затвор с полуавтоматикой механического типа на орудии обр. 1932 г. и инерционного типа на обр. 1932/34 гг. Противооткатные устройства состояли из гидравлического тормоза отката и пружинного накатника, нормальная длина отката составляла 275 мм для пушки обр. 1932 г. и 245 мм для обр. 1932/34 гг. Полуавтоматика орудия обр. 1932/34 гг. работала лишь при стрельбе бронебойными снарядами, тогда как при стрельбе осколочными, из-за меньшей длины отката, она работала как ¼ автоматики, обеспечивая только автоматическое закрытие затвора при вкладывании в него патрона, тогда как открытие затвора и экстракция гильзы осуществлялись вручную. Практическая скорострельность орудия составляла 7—12 выстрелов в минуту.

Пушка размещалась в спаренной с пулемётом установке, на цапфах в лобовой части башни. Наведение в горизонтальной плоскости осуществлялось поворотом башни при помощи винтового поворотного механизма. Механизм имел две передачи, скорость вращения башни на которых за один оборот маховика наводчика составляла 2 или 4°. Наведение в вертикальной плоскости, с максимальными углами от −6 до +22°, осуществлялось при помощи секторного механизма. Наведение спаренной установки осуществлялось при помощи панорамного перископического оптического прицела ПТ-1 обр. 1932 г. и телескопического ТОП обр. 1930 г. ПТ-1 имел увеличение 2,5× и поле зрения 26°, а его прицельная сетка была рассчитана на ведение огня на дальность до 3,6 км бронебойными снарядами, 2,7 км — осколочными и до 1,6 км — из спаренного пулемёта. Для стрельбы ночью и в условиях пониженной освещённости прицел снабжался подсветкой шкал и перекрестья прицела. ТОП имел увеличение 2,5×, поле зрения 15°, и прицельную сетку, рассчитанную на ведение огня на дальность до, соответственно, 6,4, 3 и 1 км. С 1938 года на части танков устанавливался телескопический прицел ТОП-1 (ТОС-1), стабилизированный в вертикальной плоскости, с аналогичными ТОП оптическими характеристиками. Прицел снабжался коллиматорным устройством, при колебаниях пушки в вертикальной плоскости автоматически производивший выстрел при совпадении положения орудия с линией прицеливания. Пушка обр. 1934 г., приспособленная для использования со стабилизированным прицелом, обозначалась как обр. 1938 г. Из-за сложности использования и обучения наводчиков, к началу Великой Отечественной войны стабилизированный прицел был снят с вооружения:



Средства наблюдения и связи


Средства наблюдения на Т-26 первой партии были рудиментарны и у механика-водителя ограничивались смотровым лючком, а у командира и стрелка — прицелами пулемётов. Лишь с осени 1931 года были введены открытая смотровая щель в крышке люка механика-водителя и башни увеличенной высоты, в верхней части которых имелось по смотровому лючку, в крышке которого находились две смотровые щели.

Базовым средством внешней связи на Т-26 служила флажковая сигнализация и все двухбашенные танки располагали только ей.. На части выпускаемых однобашенных танков, получавших обозначение Т-26РТ, с осени 1933 года устанавливалась радиостанция модели 71-ТК-1. Доля РТ-26 определялась лишь объёмом поставок радиостанций, которыми в первую очередь оснащались машины командиров подразделений, а также часть линейных танков. С 1934 года был принят на вооружение модернизированный вариант 71-ТК-2, а с 1935 — 71-ТК-3. 71-ТК-3 представляла собой специальную танковую коротковолновую симплексную телефонно-телеграфную радиостанцию и имела рабочий диапазон 4—5,625 МГц, состоявший из 65 фиксированных частот, разнесённых через 25 кГц. Максимальная дальность связи в телефонном режиме составляла 15—18 км в движении и 25—30 км с места, в телеграфном — до 40 км; при наличии помех от одновременной работы множества радиостанций, дальность связи могла снижаться вдвое. Радиостанция имела массу 60 кг и занимаемый объём около 60 дм³. Для внутренней связи между командиром танка и механиком-водителем на танках ранних выпусков использовалась переговорная труба, позднее заменённая светосигнальным устройством. На оснащённых радиостанцией танках с 1937 года устанавливалось танковое переговорное устройство ТПУ-3 на всех членов экипажа.

Двигатель и трансмиссия


ГАЗ-Т-26

На Т-26 устанавливался рядный 4-цилиндровый четырёхтактный карбюраторный двигатель воздушного охлаждения, представлявший собой копию британского «Армстронг-Сидли Пума» (англ.)русск. и имевший обозначение Т-26. Двигатель имел рабочий объём 6600 см³ и развивал максимальную мощность в 91 л. с. / 66,9 кВт при 2100 об/мин и максимальный крутящий момент в 35 кг·м / 343 Н·м при 1700 об/мин. В 1937—1938 годах на танк устанавливался форсированный вариант двигателя. По одним данным, его мощность составляла 95 л. с., по другим же — могла колебаться от 93 до 96 л. с. даже по паспортным данным. Топливом для форсированного двигателя служил бензин 1-го сорта, так называемый «грозненский». Удельный расход топлива составлял 285 г/л.с.·ч.

Двигатель располагался в моторном отделении вдоль продольной оси танка, особенностью его конфигурации являлось горизонтальное расположение цилиндров. Справа от двигателя в моторном отделении размещался топливный бак ёмкостью 182 литра, а система охлаждения, включавшая один центробежный вентилятор, размещалась в кожухе над двигателем. С середины 1932 года вместо одного топливного бака на танк стали устанавливаться два, ёмкостью 110 и 180 литров.

В состав трансмиссии Т-26 входили:
Однодисковый главный фрикцион сухого трения (сталь по феродо), смонтированный на двигателе.
Карданный вал, проходивший через боевое отделение.

Пятиступенчатая (5+1) механическая трёхходовая коробка передач, размещённая в отделении управления слева от механика-водителя.

Механизм поворота, состоявший из двух многодисковых бортовых фрикционов беспружинного типа и ленточных тормозов с накладками феродо.

Одноступенчатые бортовые передачи.

Ходовая часть




Передняя тележка и ведущая звёздочка подбитого Т-26

Ходовая часть Т-26 применительно к одному борту состояла из восьми сдвоенных обрезиненных опорных катков диаметром 300 мм, четырёх сдвоенных обрезиненных поддерживающих катка диаметром 254 мм, ленивца и ведущего колеса переднего расположения. Подвеска опорных катков — сблокированная во взаимозаменяемых тележках по четыре, на листовых рессорах. Каждая тележка состояла из двух коромысел с двумя катками, одно из которых шарнирно соединялось с литым балансиром, в свою очередь шарнирно закреплённом на корпусе танка, а другое крепилось на двух параллельных четвертьэллиптических рессорах, жёстко соединённых с балансиром. Единственным изменением подвески за время серийного производства танка было её усиление в 1939 году за счёт замены трёхлистовых рессор пятилистовыми, в связи с возросшей массой танка. Гусеницы Т-26 — шириной 260 мм, с открытым металлическим шарниром, одногребневые, цевочного зацепления, изготавливавшиеся литьём из хромоникелевой или марганцовистой стали.

Машины на базе Т-26


Самоходные артиллерийские установки


После принятия на вооружение Т-26, на его базу были перенесены более ранние работы по созданию самоходных артиллерийских установок (САУ), проводившиеся на базе Т-18 и Т-19. В соответствии с постановлением Реввоенсовета СССР 1931 года по опытной системе вооружения, предусматривалась разработка на базе Т-26 САУ для механизированных соединений:

76,2-мм пушки сопровождения, предназначавшейся для артиллерийской подготовки и поддержки танков и в качестве противотанкового средства;
45-мм противотанковой пушки для противотанковой обороны и поддержки танков;
37-мм зенитной автоматической пушки для обеспечения противовоздушной обороны механизированных частей на марше;

СУ-1


СУ-1 была разработана конструкторским бюро завода «Большевик» по выданному весной 1931 года заданию на установку полковой пушки на шасси Т-26. САУ была вооружена 76,2-мм полковой пушкой обр. 1927 г., размещённой на тумбовой установке в полностью закрытой броневой рубке над боевым отделением, по уровню защиты соответствовавшей базовому танку. Экипаж САУ состоял из трёх человек. Единственный прототип СУ-1 был изготовлен в октябре 1931 года и в ноябре того же года прошёл испытания. По результатам испытаний была отмечена принципиальная работоспособность конструкции и даже некоторое улучшение меткости пушки по сравнению с буксируемым вариантом, но были отмечены и серьёзные недостатки — неудобство работы экипажа в тесном боевом отделении, отсутствие боеукладок и оборонительного вооружения. По решению УММ и ГАУ, после доработки конструкции СУ-1 должна была быть выпущена серией в 100 единиц, но в мае 1932 года работы над ней были прекращены в пользу артиллерийского танка Т-26-4.

Более активные работы по самоходной артиллерии были развёрнуты после принятия СТО 22 марта 1934 года постановления о перевооружении РККА современной артиллерийской техникой.

СУ-5




САУ СУ-5-1

СУ-5, так называемый «малый триплекс» — семейство САУ, разработанное в 1934 году конструкторским бюро Опытного завода Спецмаштреста. Все машины семейства располагались на перекомпонованном шасси Т-26, отличавшимся перенесением моторного отделения в среднюю часть корпуса, слева от отделения управления, и размещением в кормовой части корпуса полуоткрытого боевого отделения, защищённого бронёй лишь спереди. Толщина бронирования по сравнению с базовым танком была уменьшена — корпус собирался из листов толщиной 6 и 8 мм, и лишь защита боевого отделения имела толщину 15 мм. Экипаж САУ состоял из механика-водителя и четырёх человек орудийного расчёта. Все варианты САУ различались лишь типом орудия и связанных с ним механизмов. СУ-5-1 была вооружена 76,2-мм пушкой обр. 1902/30 гг., СУ-5-2 несла 122-мм гаубицу обр. 1910/30 гг., а СУ-5-3 вооружалась 152-мм мортирой обр. 1931 г. (НМ). Из-за отсутствия в САУ места для размещения необходимого боекомплекта предусматривалось использование бронированного подвозчика боеприпасов, также на базе Т-26.

Опытные образцы каждой из САУ были закончены к осени 1934 года и в 1935 году прошли заводские испытания, сопровождавшиеся интенсивной доработкой конструкции. Все три варианта СУ-5 были приняты на вооружение, но из них только СУ-5-2 поступила в серийное производство — от СУ-5-1 отказались в пользу АТ-1, а вооружение СУ-5-3 оказалось слишком мощным для шасси Т-26. По одним данным, всего было изготовлено 6 СУ-5-1 и 3 СУ-5-3, по другим же — только по одному образцу каждой из них. СУ-5-2 же, помимо прототипа, была в 1936 году выпущена опытной серией из 30 экземпляров. Предполагалось по результатам её войсковых испытаний доработать конструкцию и начать крупносерийный выпуск, но в 1937 году все работы по программе СУ-5 были свёрнуты. Четыре СУ-5-2 применялись РККА в боях у озера Хасан в 1938 году, а к началу Великой Отечественной войны в войсках имелось 28 САУ этого типа, которые были потеряны в первую же неделю боёв.

СУ-6




СУ-6 — ЗСУ на базе Т-26, также разработанная КБ Опытного завода в 1934 году. Вооружение СУ-6 составляла 76-мм полуавтоматическая зенитная пушка обр. 1931 г. (3-К), размещавшаяся на тумбовой установке в средней части танка, в полуоткрытом боевом отделении, на марше защищавшемся откидными бортами. Для самообороны ЗСУ оснащалась двумя пулемётами ДТ-29 в лобовом и кормовом откидных листах. По сравнению с базовым танком, корпус САУ, собиравшийся из бронелистов толщиной 6—8 мм, был увеличен, между тележками подвески добавлен дополнительный каток с индивидуальной пружинной подвеской, а в состав всей подвески введена гидравлическая система её блокировки при стрельбе. В 1935 году опытный образец СУ-6 был изготовлен и прошёл испытания, в ходе которых были отмечены многочисленные поломки и перегруженность установки, а также недостаточная устойчивость при стрельбе. В результате, на вооружение СУ-6 принята не была, но в октябре — декабре 1936 года она испытывалась с 37-мм автоматической пушкой конструкции Б. Шпитального. Было начато изготовление ещё четырёх СУ-6 с таким вооружением, но на испытаниях 37-мм пушки выявились её многочисленные недостатки, в результате чего дальнейшие работы по проекту были прекращены.

Бронетранспортёры


Было создано несколько БТР на базе Т-26, которые участвовали в боях.
1)ТР-4 — бронетранспортёр.
2)ТР-26 — бронетранспортёр.
3)ТР-4-1 — транспортёр боеприпасов.
4)ТВ-26 — транспортёр боеприпасов.
5)Тц-26 — транспортёр горючего.
6)Т-26ц — транспортёр горючего.

Тягачи




Тягачи Т-26Т имели сверху открытый корпус, а Т-26Т2 закрытый. Несколько таких машин сохранилось до 1945 года.

Телетанки



Радиоуправляемый танк ТТ-26 (217-й отдельный танковый батальон 30-й химической танковой бригады), февраль 1940 года

Основная статья: Телетанк

ТТ-26 и ТУ-26.

История


10 января 1930 года командующий Ленинградским военным округом Михаил Тухачевский делает доклад о реорганизации Вооружённых сил РККА наркому по морским и военным делам Клименту Ворошилову о необходимости создания дистанционно управляемых танков. Тухачевский ознакомился с работой КБ Бекаури, где с 1921 года разрабатывалось радиоуправляемое оружие (вначале это были радиоуправляемые самолёты), и был увлечён идеей автоматизации боевой техники. Тухачевский предлагает создавать несколько дивизий радиоуправляемых танков.

В 1931 году Сталиным был утверждён план реорганизации войск, в котором делалась ставка на танки.

Состав группы


В составе телемеханической танковой группы была пара из двух танков: танк управления (ТУ), в котором оператор выполнял управление по радио находящимися впереди в пределах видимости телетанками, в которых уже не было экипажа; управляемый из ТУ телетанк. Всего в строю была 61 пара.

Телетанки (ТТ) и ТУ представляли собой серийные танки Т-26 с установленным на них специальным оборудованием.

В течение года танкисты обучались применению ТТ-26. Кроме изменения вектора движения, можно было менять угол поворота башни, управлять работой огнемёта, совершать лавирование танком в условиях обстрела, пускать дымовую завесу.

Очень скоро у этих конструкций обнаружилась «ахиллесова пята»: однажды, в ходе учений, машины внезапно теряли управление. После тщательного осмотра техники никаких повреждений обнаружено не было. Немногим позже было установлено, что высоковольтная линия передачи тока, проходящая вблизи учений, создавала помехи для радиосигнала. Также радиосигнал терялся на пересечённой местности, в частности при попадании в большую воронку, образованную взрывом снаряда.

Модификация «Подрывник» ТТ-ТУ


Телемеханическая группа танков Т-26, изготовленная в 1938 году. Состав: телемеханический танк со сбрасываемым подрывным зарядом и танк управления.

Полная масса со снаряжением: 13,5 т.
Масса взрывного устройства: 300—700 кг.
Дистанция управления: 500—1500 м.
Вооружение: огнемёт и пулемёт ДТ.

Телетанки на базе Т-26 успешно применялись в Советско-финской войне в феврале 1940 года, при прорыве линии Маннергейма. Точно известно о двух эпизодах подрыва финских дотов на сложном участке.

С началом Великой Отечественной войны разработки по усовершенствованию телетанков прекратились, оборудование с танков было снято, а сами танки в обычном виде отправились на фронт.

Выпуск бронетехники на шасси Т-26




Артиллерийский танк АТ-1

ТТ-26 — телетанк.
ТУ-26 — танк управления телетанками ТТ-26 в составе телемеханической группы.
СУ-5-1 — САУ с 76,2-мм гаубицей (небольшое число).
СУ-5-2 — САУ со 122-мм гаубицей (небольшое число).
СУ-5-3 — САУ со 152,4-мм миномётом (небольшое число).
Т-26-Т — бронированный артиллерийский тягач на основе шасси Т-26. Ранняя версия была с незащищённой башней, поздняя Т-26-Т2 была полностью бронированная. Небольшое число танков было произведено в 1933 году для моторизованной артиллерийской батареи, для буксирования дивизионных 76,2-мм пушек. Некоторые из них оставались вплоть до 1945 года.
ТН-26 (Наблюдатель) — экспериментальная наблюдательская версия Т-26-Т, с радиостанцией и экипажем в 5 человек.
Т-26ФТ — танк-фоторазведчик (фототанк), выпущен опытный экземпляр.
T-26E — В финской армии после финской кампании 1940 года танки «Виккерс Mk.E», перевооружённые советской 45-мм пушкой, получили название T-26E. Они использовались в 1941—1944 годах, а некоторые оставались в строю вплоть до 1959 года.
ТР-4 — бронетранспортёр.
ТР-26 — бронетранспортёр.
ТР4-1 — транспортёр боеприпасов.
ТВ-26 — транспортёр боеприпасов.
Т-26Тс — транспортёр горючего.
ТТс-26 — транспортёр горючего.
СТ-26 — сапёрный танк (мостоукладчик). Производился с 1933 по 1935 год. Всего собрано 65 машин.

Ленинградский завод опытного машиностроения № 185 имени С. М. Кирова. Коллективом завода было выпущено большое количество образцов бронетехники. Только на шасси лёгкого танка Т-26 было спроектировано более 20 моделей. Конструкторское бюро завода под руководством П. Н. Сячинтова во исполнение постановления РВС СССР от 5 августа 1933 «Система артвооружения РККА на вторую пятилетку» разработало в 1934 так называемый «малый триплекс» (СУ-5). Он включал в себя три самоходно-артиллерийских установки на унифицированном шасси танка Т-26 — СУ-5-1, СУ-5-2 и СУ-5-3 — различавшихся в основном вооружением. 152-мм мортира устанавливалась на экспериментальную самоходную артиллерийскую установку СУ-5-3, созданную на базе танка Т-26. САУ успешно прошла заводские испытания в конце 1934 года, причём экспериментальная машина была даже отправлена на традиционный парад на Красной площади. В 1935 году, однако, от её серийного производства было решено отказаться — шасси танка Т-26 оказалось недостаточно прочным для нормальной эксплуатации орудия столь значительного калибра. Судьба опытного образца неизвестна, по некоторым сведениям, он был переделан в САУ СУ-5-2 с 122-мм гаубицей обр. 1910/30 гг.

В 1933 году завод приступил к проектированию на базе Т-26 безбашенного артиллерийского танка АТ-1 (самоходно-артиллерийской установки закрытого типа), вооружённого новой перспективной 76-мм пушкой ПС-3. Испытания танка состоялись в 1935 году.

В соответствии с Постановлением СТО № 51 от июня 1933 года «об изготовлении двух опытных образцов неплавающих колесно-гусеничных танков типа ПТ-1», в 1934 году завод изготовил два опытных образца колёсно-гусеничных танков, которые получили наименование Т-29-4 и Т-29-5. Опытный образец эталонного танка Т-29 был изготовлен заводом в 1935.

В 1933 году под руководством П. Н. Сячинтова началось проектирование и изготовление самоходной установки для «триплекса ТАОН» (вскоре получившего индекс СУ-14). Первое шасси было готово в мае 1934 года, но из-за поломок трансмиссии, которую заимствовали от среднего танка Т-28, его доводка продлилась до конца июля 1934 года. Используя опыт, полученный при работе над СУ-14, конструкторский отдел завода разработал чертежи для постройки эталонного образца самоходной установки СУ-14-1, улучшенного вариант СУ-14, который был изготовлен в начале 1936 года. В конце того же года была разработана модификация этой самоходной установки — СУ-14-Бр-2 с 152-мм длинноствольным орудием Бр-2.

К середине октября 1935 на базе танка Т-26 была изготовлена самоходная установка СУ-6.

Немецкие САУ на шасси трофейных Т-26 (Pak 97/38)


В конце 1943 немцы в полевых условиях установили 10 пушек на шасси трофейных советских танков Т-26. Получившаяся противотанковая САУ получила название 7,5 cm Pak 97/38(f) auf Pz.740®. Новые САУ поступили на вооружение 3-й роты 563-го противотанкового дивизиона. Впрочем, их боевая служба продлилась недолго — 1 марта 1944 года они были заменены на САУ Marder III.

Продолжение в следующем посте...


Наша раша, держава наша, страна наша, наша раша!!!

 
Денис-STALKER Дата: Воскресенье, 10.06.2012, 17:14 | Сообщение # 10
Охотник Мастер!
Группа: Администраторы
Сообщений: 642
Награды: 10
Репутация: 557
Статус: Offline

За создание сайта За хорошию репутации За 50 постов За 100 Постов За 200 Постов
Состоял на вооружении




Т-26 в Китае

СССР
Финляндия — 126 танков, несколько десятков из них были списаны только в 1961 году.
Испания — 116 танков Т-26В.
Германия — несколько десятков машин (как Panzerkampfwagen T-26 737®).
Китайская Республика — 82 танка Т-26В (модель 1933).
Турция — 60 танков.
Афганистан — 2 танка (первая модель).
Венгрия — 1 экземпляр, Т-26 образца 1938 г., номер: Н-035.
Румыния — захвачено около 30 танков, но известно об использовании только одного танка.
Словакия — 2 экземпляра, один из которых экспонировался на выставке трофейного вооружения в Братиславе.

Эксплуатация и боевое применение




Танк Т-26 с радиостанцией



Т-26, установленный у музея-диорамы «Прорыв блокады Ленинграда» возле Кировска

Т-26 принимали участие в боях гражданской войны в Испании, у озера Хасан и на реке Халхин-Гол, в польской кампании и советско-финской войне.

Наряду с БТ, танки Т-26 составляли основу советского танкового парка перед началом и Великой Отечественной войной и в её начальный период.

Следует отметить, что танки типа Т-26 в своё время были популярны, но отсутствие координации в танковых частях (порой в танке просто не было рации) и тихоходность Т-26 делали его лёгкой добычей для танков противника. Но было несколько приёмов, характерных именно для Т-26, которые превращали его в мясорубку на передовой. Вот что известно из хроник: «Танки Т-26 снабжённые двумя башнями использовались как танки огневой поддержки пехоты. Длина (колесной) базы была около 2 метров. Ширина окопов пехоты была около 50—70 см. Это позволяло использовать Т-26 в первой линии атаки и зачищать окопы противника. Танк вставал на окоп, разворачивал башни под 90 градусов к курсу, так чтобы правая башня прикрывала правый бок танка, аналогично для левой. Потом пулемётчики вели плотный прицельный огонь по пехоте, простреливая весь окоп одной очередью.»

Одним из существенных недостатков двухбашенных моделей было то, что стрелки правый и левый периодически мешали друг другу вести огонь. С появлением противотанковых ружей применение Т-26 стало более рискованным. Броню на последних моделях сделали толще и поставили под более острым углом (считалось, что это способствует рикошету пуль и снарядов, что далеко не всегда выручало). У однобашенных Т-26 сварная башня была смещена влево. Орудие и пулемёт монтировались в спаренной установке, защищённой бронемаской. Часть танков получила дополнительный пулемёт в кормовой нише башни, который также мог устанавливаться в качестве зенитного на турели командирского люка башни. Но после модернизации танк стал тяжелее (броня толще) и незначительно потерял в скорости. При этом бронирование танка оставалось противопульным. Несмотря на слабую бронезащиту, танк был живуч из-за того, что двигатель и баки располагались в кормовом отделении за выгородкой. У этого танка был рекордный для того времени боезапас — 230 37-мм снарядов, как бронебойных, так и зажигательных.

Гражданская война в Испании


Quote
Силуэты 15 танков, 15 сверхсовременных машин едва вырисовывались в предрассветных сумерках. Позади был ночной марш-бросок, а впереди… впереди — линия обороны фашистов. Что ждет там советскую танковую роту? Для нее 26 километров марш-броска были пустяком, а вот как пехота, не выдохлись ли люди? Не отстанут ли они от танков? Точны ли сведения разведки? Успели ли фашисты оборудовать на захваченном рубеже огневые точки? Через несколько часов все станет ясно.

Пора. Взревели моторы. Танки капитана Армана рванулись вперед.

Поль Матиссович Арман не был французом. Родом он из Латвии, но подростком прожил несколько лет во Франции, и первое удостоверение личности получил там, отсюда и необычное имя. До войны был командиром танкового батальона под Бобруйском.

Противотанковых средств у фашистов не оказалось, лишь по броне горохом сыпались пулеметные очереди. «Пулемет — злейший враг пехоты», — так написано в наставлении, и танкисты прочесали замеченные огневые точки огнем и гусеницами. Пехота все-таки отстала. Задерживаться нельзя, засекут и накроют авиацией или артиллерией. Отступать? Капитан Арман был скор в решениях. На командирском танке замелькали флажки: «Делай как я», — и танки понеслись вперед. Вот и окраины городка. Рейда советских танков никто не ждет, да и фашистов в городке по данным разведки нет. Танки несутся с открытыми люками, в головной машине — Арман.

Вдруг из-за угла выбегает итальянский офицер, размахивая руками, что-то кричит. «Принял за своих», — понял Арман. Захлопнулись танковые люки. Фашистскому мотопехотному батальону не повезло. По мостовой катятся колеса, летят обломки грузовиков, уцелевшие солдаты прячутся за каменными заборами. Но разбежавшиеся фашисты быстро опомнились, летят бутылки с бензином, на крыши домов втаскивают уцелевшие пушки. Командир хорошо знает, что в городе одной бронетехнике воевать нельзя, сразу сожгут. Новое решение — идем дальше. Танки проносятся сквозь городок, на окраине сметают две артиллерийские батареи.

А вот и итальянские танки. Короткая дуэль — и три «итальянца» горят, остальные пять отступили. Нашим танкам их стрельба не повредила.

Дальше действовать в тылу противника рискованно, да и боекомплект на исходе. Рота опять пронизывает линию фронта, теперь уже в обратном направлении.

Пехота за день так и не прорвала оборону фашистов. После ухода танков ожили уцелевшие пулеметы, налетела авиация противника… Бой не удался. И хотя Арману есть чем гордиться… что докладывать командиру?

Но комбриг Кривошеин не расстроен. Не все так плохо. Танки целы, потери невелики, а главное — наступление фашистов остановлено. И полковник Воронов доложил, что на вспомогательном направлении — успех. Заняты две узловые железнодорожные станции.

В антрацитово-черном небе горят яркие звезды. Умер тяжелораненый башенный стрелок — вылезал резать телефонные провода. Лязгает железо, мечутся тени от переносных ламп — это техники возятся у танков.

Заканчивается день 29 октября 1936 года.
Время действия — октябрь 1936 года, место — городок Сесенья, юго-западнее Мадрида.


— Андрей Паршев. Когда началась и когда закончилась Вторая мировая

Великая Отечественная война


Quote
На правом фланге, в нейтральной полосе, движется к нам Т-26, ведя на буксире другой, подбитый. Пушка подбитого смотрит вниз, его корма чуть дымится. К медленно ползущему буксиру быстро приближается вражеский танк. Он идет ему строго в затылок, а за ним вдалеке остановилось несколько других немецких машин. Я понимаю его маневр: прикрываясь подбитым, буксируемым танком, он стремится подойти ближе, Чтобы затем, развернувшись в сторону, с ходу расстрелять буксирующую машину. Из башни буксира один за другим вываливаются двое. Перепрыгнув с кормы на буксируемый танк, они исчезают в открытом отверстии люка механика-водителя. Пушка подбитого танка дрогнула, поднялась навстречу преследователю и дважды блеснула пламенем. Немецкий танк споткнулся и замер…


— Из воспоминаний Г. Пенежко, Героя Советского Союза

Наиболее интенсивное использование танков этого типа было в ходе Зимней войны на финском фронте в 1940 году, а также в начале Великой отечественной войны в 1941 году. Танки Т-26 - были наиболее многочисленными в советской армии на начало Великой отечетвенной войны. В первые же месяцы войны большинство этих танков (наряду с танками других, более совершенных моделей) было потеряно. По состоянию на 28 октября 1941 года на Западном фронте имелся 441 танк, из них 33 КВ-1, 175 Т-34, 43 БТ, 50 Т-26, 113 Т-40 и 32 Т-60. Последний раз Т-26 применялся в 1945 году против Квантунской армии в Маньчжурии.

Оценка проекта




Т-26 обр. 1939 г. (Финляндия, 1940)

Танки серий БТ и Т-26 составляли основу танкового парка РККА в конце 1930-х годов. Броневая защита Т-26 была рассчитана максимум на противодействие винтовочным бронебойным пулям и осколкам снарядов. Поэтому одним из направлений развития советского танкостроения стало радикальное повышение бронезащиты танков от огня наиболее массовых противотанковых средств.

Гражданская война в Испании, в которой приняли активное участие поставленные республиканскому правительству лёгкие танки Т-26 и БТ-5, продемонстрировала всё усиливающуюся роль противотанковой артиллерии и насыщение ею армий развитых стран. При этом основным противотанковым оружием стали не противотанковые ружья и крупнокалиберные пулемёты, а скорострельные малокалиберные пушки калибра 25—47 мм. Которые, как показала практика, легко поражали танки с противопульным бронированием, и прорыв обороны насыщенной подобными орудиями мог стоить больших потерь в бронетехнике. Анализируя развитие зарубежного противотанкового оружия, главный конструктор завода № 174 С. Гинзбург писал:

Quote
Мощность и скорострельность современных противотанковых 37-мм пушек является достаточной, чтобы сделать безуспешной атаку роты тонкобронных танков, производящуюся в строю повзводно, при условии наличия 1—2 противотанковых пушек на 200—400 м обороны фронта…




Т-26 республиканской 11-й интербригады в бою под Бельчите, 1937. Танк Т-26 однобашенный, обр. 1933 г., с цилиндрической башней

Уже в начале 1938 года советские военные осознали, что Т-26 начал стремительно устаревать, что было отмечено С. А. Гинзбургом ещё за полтора года до этого. К 1938 году Т-26, всё ещё превосходя зарубежные машины по вооружению, стал уступать им по остальным параметрам. В первую очередь отмечались слабость бронирования и недостаточная подвижность танка в связи с малой мощностью двигателя и перегруженностью подвески. Более того, тенденции в развитии мирового танкостроения в то время были таковы, что уже в самом ближайшем будущем Т-26 мог потерять и последнее своё преимущество в вооружении, то есть к началу 1940-х гг. стать окончательно устаревшим. Однако сразу перейти к проектированию принципиально нового танка поддержки пехоты советское руководство не решилось, посчитав, что конструкция Т-26 ещё имеет возможности для её серьёзной модернизации.



Т-26 на марке военного времени Почты СССР «Вперёд на штурм!»

На 22 июня 1941 в РККА насчитывалось около 10 тысяч Т-26. Слабое (противопульное) бронирование и низкая подвижность танка были одними из факторов, приведших к низкой эффективности применения этих танков в начальный период Великой Отечественной войны. Тем не менее, следует отметить, что бронирование большинства немецких танков того времени было уязвимым для 37- или 45-мм орудий Т-26. Большинство танков Т-26 было потеряно советской стороной в первые полгода войны.

Значительная часть потерь танковых войск РККА летом 1941 года носила небоевой характер. Изношенные старые танки Т-26 и БТ вместе с недоведёнными Т-34 и КВ во время сверхфорсированных маршей ломались и бросались на захваченной врагом территории, в результате глубоких прорывов вермахта некоторые танки были захвачены даже на железнодорожных платформах — их не успели выгрузить для вступления в бой или эвакуировать в тыл для ремонта. Поражения РККА в первый период Великой Отечественной войны некоторые наблюдатели объясняли низкой квалификацией высшего и среднего командного состава. Как сообщил на допросе попавший в плен под Сенно (См. Лепельский контрудар) бывший командир гаубичной батареи 14-й танковой дивизии, Я. И. Джугашвили:

Quote
Неудачи [советских] танковых войск объясняются не плохим качеством материалов или вооружения, а неспособностью командования и отсутствием опыта маневрирования […]. Командиры бригад-дивизий-корпусов не в состоянии решать оперативные задачи. В особой степени это касается взаимодействия различных видов вооружённых сил.


Т-26 в компьютерной и игровой индустрии


Т-26 можно увидеть в следующих играх:

в серии игр «Sudden Strike»;
в серии игр «Блицкриг»;
в модификации «Освобождение 1941-45» (Liberation mod) для Operation Flashpoint: Resistance;
в MMO-игре «World of Tanks»[96];
в серии игр «В тылу врага».

Отражение тактико-технических характеристик бронетехники и особенностей её применения в бою во многих компьютерных играх (кроме серии игр «В тылу врага») часто далеко от реальности.


Наша раша, держава наша, страна наша, наша раша!!!

 
Денис-STALKER Дата: Воскресенье, 10.06.2012, 17:33 | Сообщение # 11
Охотник Мастер!
Группа: Администраторы
Сообщений: 642
Награды: 10
Репутация: 557
Статус: Offline

За создание сайта За хорошию репутации За 50 постов За 100 Постов За 200 Постов
ХТ-26




ХТ-26\БХМ-3 — советский лёгкий химический (огнемётный) танк, созданный на базе лёгкого танка Т-26. Выпускался несколькими сериями в период с 1932 по 1936 год. Достаточно успешно применялся в походе на Западную Украину, Зимней войне и на начальном этапе Великой Отечественной войны.

История создания


11 марта 1932 года Реввоенсовет СССР принял постановление «О придании мехбригаде химических и других средств для борьбы с закрепившейся пехотой противника». В соответствии с этим постановлением Военно-химическому управлению (ВОХИМ) РККА предписывалось «разработать опытный образец химического танка Т-28, оборудовав его прибором дымопуска, огнемётом и приспособив для заражения местности отравляющими веществами», в свою очередь ВОХИМ, доверил эту работу КБ-2 завода № 174 в Ленинграде (основные танковые агрегаты) и КБ завода "Компрессор" (химическое оборудование). БХМ-3 помимо огнемёта оснащалась приборами дымового пуска и распылителями отравляющих веществ, поэтому такие танки именовались не огнемётными, а «химическими».

Летом 1932 года первый образец химического танка на базе Т-26, оборудованный огнеметом пневматического действия, поступил на испытания.

Примерно в это же время для установки на линейные танки был создан танковый химический прибор ТХП-3. Он мог быть смонтирован на любой машине без переделок, был принят на вооружение РККА и выпускался на заводе «Компрессор», Правда, с лета 1934 года ТХП-3 предназначался уже только для «постановки дымовых и огненных завес» и получил индекс ТДП-3 (танковый дымовой прибор). К концу 1936 года завод «Компрессор» изготовил 1503 таких прибора.

Что касается функции выпуска отравляющих веществ, то оказалось наиболее целесообразным придать ее танку, оборудованному огнеметом. В 1933 году боевая химическая машина БХМ-3 (ХТ-26) была принята на вооружение. За период с 1933 по 1936 год было изготовлено 615 химических танков ХТ-26.

Особенности конструкции


Химический танк ХТ-26 был создан на базе двухбашенного Т-26 обр. 1931 г.

Левая башня была изъята, а на ее месте располагался большой люк с откидной крышкой для доступа к огнеметной аппаратуре. Аппаратура состояла из резервуара для огнесмеси, отравляющего вещества или дымообразующей смеси емкостью 360 л, трех 13,5-литровых баллонов со сжатым до 150 атм воздухом, бензинового бачка емкостью 0,7 л, системы шлангов и вентилей.

Вооружение


В башне танка устанавливались огнемет и пулемет ДТ (боекомплект 1512 патронов). Дальность огнеметания смеси мазута и керосина — 35 м. Количество односекундных выстрелов — 70. За один выстрел под давлением сжатого воздуха в 12 кг/см² выбрасывалось 5 л огне-смеси. Поджигалась смесь от факела горящего бензина, а бензин — от электрической запальной свечи.

В зависимости от боевой задачи бак ХТ-26. помимо огнесмеси, мог заполняться дымообразующей смесью типа S-III или S-IV, отравляющими веществами стойкого или нестойкого типа. а также водой или мыльной жидкостью для дегазации местности. Для распыления отравляющего вещества и дымопуска использовался распылитель, располагавшийся в кормовой части машины.

Боевое применение


Впервые огнеметные танки были применены в августе 1939 года во время боев на реке Халхин-Гол по ликвидации 6-й японской армии. В ходе этих боев четверо танкистов-огнеметчиков 6-й танковой бригады: помощник командира роты боевого обеспечения ст. лейтенант Ф. Я. Спехов, командир взвода огнеметных танков мл. лейтенант Д. Ф. Козлов, механики-водители огнеметных танков младший командир И. И. Бранец и рядовой С. Т. Поднавозный, проявившие героизм в боях с японскими самураями, удостоены звания Героя Советского Союза.

В период вооруженного конфликта с Финляндией в 1939—1940 гг в боях принимало участие уже несколько батальонов и отдельных рот огнеметных танков.

За мужество и героизм, проявленные при прорыве «линии Маннергейма», командиру взвода огнеметных танков 37-й отдельной роты боевого обеспечения 35-й танковой бригады мл. лейтенанту А. Я. Тараканову, командиру огнеметного танка той же роты Ф. П. Павлову и старшему механику-водителю огнеметного танка Ф. Ф. Кротову также присвоено звание Героя Советского Союза.

Опыт применения огнеметных танков на Халхин-Голе и в Финляндии подтвердил высокую эффективность этого вида вооружения, но и поставил перед конструкторами проблему увеличения дальности стрельбы, усиления броневой защиты и указал на необходимость сохранения в танке пушечного вооружения.

Эти проблемы решались уже путем создания огнеметных танков на базе новых танков КВ и Т-34.

Так же танк применялся на протяжении первой половины Великой Отечественной Войны. Подробные данные отсутствуют. Отметить можно трагическое сражение под деревней Карпово, близ города Остров. В начале июля 1941 г. бои за город Остров вела 3-я танковая дивизия РККА. В течение одного из боев, по предварительным данным, из немецкого 88 мм орудия, были подбиты 9 советских танков, в том числе 2 КВ-1, 5 Т-26 и 2 ХТ-26.

Семейство огнеметных (химических) танков на базе Т-26


OT-26 (ХТ-26) — химический (огнеметный) танк (1933—1934 гг.). Вооружение: огнеметная установка и пулемет ДТ, выпущена небольшая партия машин. Выпущено 552 штуки.
TT-26 — легкий химический (огнеметный) танк подавления (телетанк). Вооружение: пулемет ДТ и огнеметная установка.
OT-130 — химический (огнеметный) танк (1938 г.). Вооружение: огнеметная установка и пулемет ДТ, выпускался серийно. Выпущено 401 штука.
OT-131 — химический (огнеметный) танк (1938 г.). Вооружение: огнеметная установка и пулемет ДТ, выпущена небольшая партия машин.
OT-132 — химический (огнеметный) танк (1938 г.). Вооружение: огнеметная установка и пулемет ДТ, выпущена небольшая партия машин.
OT-133 — химический (огнеметный) танк (1939 г.). Вооружение: огнеметная установка и 2 пулемета ДТ, выпускался серийно, выпущено 269 штук.
OT-134 — химический (огнеметный) танк (1940 г.). Вооружение: 45-мм танковая пушка 20K образца 1932/38 г., 2 пулемета ДТ и огнеметная установка, выпущен опытный образец.


Наша раша, держава наша, страна наша, наша раша!!!

 
Форум » Вооружение стран США, СССР, Японии, Германии, Англии. » СССР » Наземная техника СССР.
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright (©)2008-2010

Клан сайт: Раша